Olrs.ru / Конкурс
КОНКУРС

Регистрация

Логин

Пароль

забыли пароль ?










---
---






Роза

В ясную погоду, ближе к полудню, когда дует дневной бриз, со стороны моря на высоком скалистом откосе можно разглядеть одинокую хижину.
Настолько одинокую и затерянную, что когда, кому-то, с палубы проплывающего корабля, это и удавалось, видение всегда принимали за мираж. Ведь, было известно, что эта часть береговой линии пустынна и не заселялась со времен сотворения. Сложный рельеф, скудная растительность и отсутствие источников пресной воды – во все времена отводили подальше людей от этих суровых мест.

Возможно, Бог, однажды и сжалился над этим клочком, суши:
Иначе, откуда мог появиться в этих местах - одинокий мотырь? Ковыряющийся, с утра до вечера, в каменистой земле. Его утлая хижина, примыкающая одной стороной к отвесной скале. И, самое поразительное – сад, разбитый посреди нагромождения голых скал.
Кто создал, этот оазис в пустыне, - мотырь или сам, Господь Бог, - доподлинно, не известно. Но, справедливости ради, стоит, отныне, называть одинокого мотыря – садовником. Ибо, - те усилия, которые он прикладывал, возделывая клочок бренной земли, не позволяют его имя произносить – по-другому.
Сад был очень мал и состоял всего-то: из нескольких грядок с нехитрыми овощами, десятка кустов винограда, да раскидистой шелковицы - на самом краю. Вот и всё...
Был ли, это - Божий дар, или же семена занесли ветер и перелетные птицы? Не, так уж, - важно.
Важней, этого, - могла быть только – вода. Обычная вода. Потому что, море было рядом, а источников пресной воды, как уже упоминалось, на побережье - не наблюдалось вовсе.
Но без воды, не было бы ничего.
И она, слава Создателю, все же, была!.. Точнее, была частью общего замысла, когда тот решился подправить собственное творение.
Вот, только за что, он заставил садовника добывать её в муках?.. Со дна узкой и глубокой пещеры, - затерянной, в мрачной расселине, между двух скалистых отрогов, - куда солнечный свет проникал лишь украдкой, - в утренние часы, - сразу после восхода.

И ещё, кое-что, что необходимо, было бы, добавить:
Остатки трала, да две армейские фляги, по два галлона каждая, - которые шторм, или, может быть, сам Господь Бог, - выбросили на берег, в начале описываемых событий... Оказались, теми самыми дарами, без которых, эта история, вряд ли бы, имела продолжение.

Ранним утром, когда солнечный диск еще купался в красноватом зеркале моря, садовник первый раз спускался в пещеру за живительной водой.
То, что осталось от трала, служило теперь – вантами. По ним садовнику приходилось пробираться в полутьме по чреву пещеры, как матросу по реям. Только, качку и ветер заменяли, - фляги с водой.
Для того, чтобы высвободить руки, - из толстой и изогнутой, как лук, ветки шелковицы, - садовник вырубил коромысло. Потому что, его требовалось, словно упряжью ещё и подвязывать к телу, - то, приспособление, скорее следовало бы именовать - не коромыслом, а - хомутом… (Да, простят меня добрые люди за тавтологию!)
Так, к полудню, пролив немало пота, садовнику удавалось, запастись на весь день водой.
Что, на самом деле, это ему стоило – лучше не знать. Ведь, сад благоухал, и этого было - достаточно.

В один из дней знойных и безветренных, когда палящее светило, застыв в зените, испепеляло все вокруг, садовник по привычке скользил по отвесной скале.
В уступах скал, повыше к небу, птицы устраивали гнездовья:
Яйца пополняли весьма скудный рацион. А, птичий помет был не заменим, как удобрение для сада. И, конечно же, не забудем про - мумиё. Или, - горный воск, - как его любовно называют в некоторых местах... Загадочное происхождение, которого, однако, нисколько не снижает целительных свойств последнего. Способного, как известно издревле, - заменить все лекарства разом.
Вот, - за какими дарами, рискуя жизнью, устремлялся вверх на скалы садовник.
А потом, он должен был спуститься вниз... Спускаться, без страховки, по отвесной стене, - вопреки, прямо скажем, желанию... Где, утешением всегда было, лишь, то, что это, - испытание и стимул - одновременно.
Как раз в тот самый момент, когда он спускался вниз и был на половине пути, взгляд его привлек маленький зеленый росток на коротком уступе.
В этом не было бы ничего удивительного, если бы, не напомнило, что-то забытое. В изумрудном блеске единственного листочка угадывалось, что-то хорошо знакомое и утраченное...
Сотворив немыслимое (некое: акробатическое па), садовник, дотянулся до уступа с ростком, - и затем, с величайшей осторожностью, - извлёк из трещины, не повредив корень.
Спустившись вниз, он испытал чувства, которые пронесет до конца своих дней...
Все время пока он готовил почву и, высаживал новое растение в самом защищенном уголке сада, в его душе бушевал ураган...
Мрачные картины далекого прошлого вставали перед глазами нескончаемой чередой. Надежда сменялась отчаяньем, отчаянье - надеждой...
И все это, так или иначе, было связано с ним. С этим маленьким изумрудным листом...
Он любил его и ненавидел.
Но, вот, наконец, работа была окончена.
На влажном клочке земли сиротливо ютился грязный полуживой изумрудный листок. В нём, было не больше жизни, чем в скошенной траве.
Сердце садовника разрывалось на части... Не уже ли, он мог допустить ошибку?.. Не уже ли, он, - поддавшись воспоминаниям, - погубил, ни в чём, не повинный саженец?..
А, ведь, это могла быть роза... Прекрасная роза!..
Такая, какая жила в его сердце давным-давно.
Но сколько же, с этим было связано: забытого и отвергнутого...

Прошло время. Достаточно много…
Пока росток не укоренился и не окреп настолько, что можно было больше за него не опасаться. Теперь уже не было сомнений, что это, действительно - роза.
Может быть, и не прекрасная. Но, без сомнения, - любимая...
Роза росла медленно. Медленнее, чем бы хотелось...
Была – слабой. И, к тому же, формировалось, весьма, - необычно.
В один, единственный черенок. На котором, - кроме острых, как жало скорпиона, колючек, - росло всего несколько довольно крупных листьев... Изумрудно-зеленых и благородно-глянцевитых...

Прошло и ещё время. Много времени…
И, вот, - наконец, - удлинившийся черенок, увенчался долгожданным бутоном.
Почти сразу же, над розой, - в форме луковицы, - возникла восьмигранная ажурная пергола. Сплетенная, из тонких, как лоза, ветвей, - всё той же, - доброй шелковицы.
Изящная, плетеная огранка, - в восточном стиле гириха, - должна была поддерживать любимицу на ветру и оберегать от беспощадных, все обжигающих лучей...
Вот, только, надо ли, к этому добавлять:
Что земля, вокруг, была тщательно взрыхлена, удобрена и полита в меру? А, от ветра и других невзгод, защищала ещё и плетеная изгородь?..
Думается, что это – излишне... Любовь - водила рукой садовника.

И вот, наконец, - пришел долгожданный день, - который садовник ждал с особым трепетом.
Ёще накануне, светло-зеленоватый бутон, будто бы, покрылся кровавыми трещинами. Обнажив, сердцевину лепестков, - готовых, как по волшебству, - раскрыться...
Но день прошел.
Наступил вечер, дарящий приятную прохладу... А бутон, так и не превратился в долгожданный цветок.
Забыв, обо всем на свете, как завороженный сидел садовник перед розой.
Он сидел прямо на земле, скрестив ноги, и не мог отвести от неё глаз.
Он не мог ни есть, ни пить... но, даже, казалось, - дышать.
А она, - будто, подразнивая его, - слегка раскачивалась на ветру, и в закатном отблеске, - казалась, траурно-черной...
...Ему снились умирающие дети и то, как они, умирая, кричали...
Можно было, - от всего этого, - сойти с ума...
И, так бы, оно и случилось.
Но, он – проснулся.
В божественно чистом небе носились кругами чайки, и их надсадные крики напоминали - детский плач.
Очнувшись, и, подняв голову, садовник обмер...
То, что он увидел, трудно описать словами:
Перед его глазами все так же мерно покачивалась на ветру роза.
Но, это была - не его роза...
То, что он увидел, было слишком – прекрасно!..
Кроваво красные лепестки, переливаясь росой в утренних лучах, нежные и благоуханные, манили и отталкивали своей безупречностью.
Словно бы очнувшись, садовник кинулся исполнять всё необходимое.
Всё, что только могла бы пожелать его возлюбленная!..

Дотошно, исполнив, весь дневной ритуал, он вновь и вновь, устремлялся взглянуть на неё. И каждый раз, его переполняло счастье, оказаться рядом с ней...
Отныне, его жизнь ему не принадлежала...

Сколько же так прошло дней, недель, месяцев?.. Сказать, - невозможно.
Счастье - это, все-таки, - мгновение.
Цветок, по-прежнему, был прекрасен. Словно, красота смогла застыть во времени...
Или, быть может, это всё - сотворила любовь?..

Но, как известно, всему есть: начало и конец...
И в одно злополучное утро, садовник больше не увидел свою розу.
Её не было на прежнем месте. Не было - нигде...
Словно и не было вовсе!..
Не находя её и не понимая, что же, всё это, значит, - несчастный, - перекопал всю землю в саду. И, даже там, где росла – роза...
В этом безумстве, он погубил безвозвратно сад.
Но, ему так необходимо было найти, хотя бы, - след... Кто?.. Кто же мог, так поглумиться над ним?..
Ответа - не было...

Как, должно быть, загасает догорающая свеча, в глубинах души садовника, всё ещё, медленно тлела надежда...
И, вот, и её - не стало...

Отчаянье - захлестнуло его израненную душу...
И тогда:
Скалы...
Море...
Небеса...
Услыхали крик, - от которого нельзя было - не содрогнуться!..

Мановение!..
И, словно услыхав его, - рассвирепел Бог!..
Всё сущее, - вдруг, - пришло в движение:
Налетел, ни весть, откуда, шквалистый ветер...
Закрутились в неистовом танце грозовые облака...
День сменился ночью...
Море - готово было выплеснуться на берег и затопить - всё!..
Небо, отозвалось садовнику – громом... Молнии, будто бы, - не угасали...
Раскаты - слились в один, душераздирающий, стон...

Мокрый и обезумевший от горя, садовник, - едва удерживаясь на ногах, в холодном адском сиянии, - стоял в самом центре жуткой сцены - и взывал к Всевышнему...

Внезапно, - в развернувшейся, над головой, вспышке, - он увидел чётко очерченный и такой знакомый силуэт...
И в одном, радостном порыве - потянулся к ней руками...
И они... слились в одно целое. Роза и её садовник...


…………………………………………………………


Через несколько дней, уже мало, что напоминало о той буре...
Море ласково зализывало раны на берегу, и повсюду жизнь брала своё – обратно...
Даже, там, - на обожжённом клочке земли, - куда ударила молния, появился совсем маленький росток. С одним единственным изумрудным листом. Таким знакомым и давно утраченным...
Категория: Рассказы Автор: Сергей Комендантов нравится 0   Дата: 27:01:2013


Председатель ОЛРС А.Любченко г.Москва; уч.секретарь С.Гаврилович г.Гродно; лит.редактор-корректор Я.Курилова г.Севастополь; модераторы И.Дадаев г.Грозный, Н.Агафонова г.Москва; админ. сайта А.Вдовиченко. Первый уч.секретарь воссозданного ОЛРС Клеймёнова Р.Н. (1940-2011).

Проект является авторизированным сайтом Общества любителей русской словесности. Тел. +7 495 999-99-33; WhatsApp +7 926 111-11-11; 9999933@mail.ru. Конкурс вконтакте. Сайты региональной общественной организации ОЛРС: krovinka.ru, malek.ru, sverhu.ru