Olrs.ru / Конкурс
КОНКУРС

Регистрация

Логин

Пароль

забыли пароль ?




Конкурс №14 коротких рассказов и стихов
Конкурс закрыт. Дата подведения итогов и оглашения победителей будет объявлена дополнительно. Спасибо всем участникам!











Решение

День изначально был тусклым, мрачным. Один из дней уходящего года не предвещал ничего особенного, царила предпраздничная атмосфера. Недавно, кажется, случиться должен был Конец Света, но… ничего как всегда не произошло и теперь, полный уверенности, я осмелюсь предположить, что вся данная информация являлась проделками лиц стоящих у власти. А власть эта вся в том, чтобы держать людей в узде и страхе и глупостью наполнять их разумы…
После того как спала утренняя мгла и озарился свет всё равно присутствовало ощущение недостаточности, ощущение дискомфорта. Причиной тому, возможно, были бусые тучи, пеленою своею заволокшие всё небо, словно одеялом. Погода относительно благоприятна: дул лёгкий ветерок, температура была нулевой, снег не шёл, но было сыро – из-за небольшого потепления начал таять снег. Так интересна и непредсказуема зима Санкт-Петербурга…
К платформе "Старая Деревня" подошёл 19-ый трамвай, я заскочил в него и сел на последнее сиденье. Почти не было людей, трамвай ожидал ещё двух-трёх пассажиров, постояв несколько минут и после поехал. Скользя по изгибистым рельсам, расшатываясь из стороны в сторону, обильно скрепя всеми своими ржавыми механизмами, и минуя администрацию Приморского района, старый трамвай аккуратно влетел на улицу Савушкина. О, улица Савушкина! Вечные пробки здесь и днём и ночью, сигналы автомобилей, ругань водителей, сирены. Не терплю я эту улицу, уходящую в конец города в западной части его и формирующуюся в Приморское шоссе, где начало берёт уже пригород.
Покинув последнюю дверь состава, я наскоро закурил. Ах, как свободно, – подумал я и спустился в подземный переход. Около дома №131 по улице Савушкина, где она пересекается с Яхтенной, я ожидал автобуса №211. О, 211-ый автобус – ещё одно чудо, достояние этих мест: это самое худшее транспортное средство, которое только может быть выбрано человеком, живущим в Курортном районе. Гораздо приятней даже в метель ехать на велосипеде 30 километров без продыху. В 211-ом автобусе постоянно толкотня, люди здесь в буквальном смысле, как сельдь в бочке; всё время кто-то с кем-то ругается, стоит вонь, духота; раздаются громкие, очень громкие голоса людей из южных стран – они говорят на каком-то непонятном нам, русским людям языке, состоящем как максимум из двух гласных и четырёх согласных звуков. Автобуса, случается, можно прождать с полчаса и минут сорок. Но по такой благоприятной погоде как сейчас я не прочь и полчаса прождать и даже час. Я всё ещё курил, стоя на остановке – никотин расползался по всем уголкам моего тела и плыл по сосудам, а изо рта выкатывался дым.
Метрах в двухстах от меня на юго-восток располагался целый комплекс многоэтажных зданий, перед которыми на улице Савушкина стоял гипермаркет «Карусель». Бывая или проезжая здесь, я каждый раз, словно под действием какого-то гипноза смотрел на эти двадцати четырёхэтажные здания, они меня чем-то очень привлекали, особенно привлекало то, что чуть повыше, по центру. Порой я, бывало, думал забраться на его крышу… И совершенно неожиданно в этот самый момент, на крыше этого самого здания, я увидел фигуру человека. Одет он был во всё чёрное и, стоя там, совершал какие-то телодвижения, но за отсутствием хорошего зрения я не разглядел какие именно. Я предположил, что он – обычный рабочий и на крыше проводит какие-то работы. И, пока всё равно не было видно автобуса, я стал наблюдать за ним… И вдруг он сорвался, сорвался как камень. Как камень полетел вниз, стремясь встретиться с землёй и проститься с ней. Потребовалось всего лишь секунд пять, не больше, как чёрная фигура его исчезла из виду за крышей гипермаркета «Карусель». В этот момент я чувствовал, скорее, не шок, не потрясение, а какую-то свежесть в душе – свежесть, которую многие зовут свободой, многие счастьем, многие радостью. Я взглянул в глаза нескольким людям, стоящим подле – они ничего не заметили. Я рванул туда. Ноги сами, быстрым ходом, словно заставили меня мчать туда. Через подземный переход я вышел на другую сторону улицы, прошёлся вдоль «Карусели» и повернул…
Над трупом опечалено стояли несколько людей; женщина средних лет, вся в слезах, называла в трубку телефона адрес. Обладатель голубых как морская пена глаз лежал на асфальте, намертво вцепившись в него, его глаза были преисполнены грусти и стремительно и неподвижно взирали в небесное одеяло. Голова его была размозжена напополам с тыльной стороны – удар пришёлся в теменную кость, сагитальный и фронтальный швы разошлись и потащили за собой лоб, носовую кость, верхнечелюстную кость и в итоге голова разделилась чётко напополам, начиная с затылочной кости и кончая верхней губой. Виднелись все внутренности черепа: дёсны, нёба, сосуды, суставы, различные кости, горло, уши и глаза изнутри, в общем, абсолютно всё. И мозги лежали на асфальте, и кровь расплылась багряным озером вокруг его черепушки будто вокруг острова вода. Он был юн. На вид ему 22-23 года. Его жизнь зашла за горизонт, едва успев взойти, хотя и могла, а может и обещала даже быть жизнью берёзы на хорошо орошённой почве. Но не сбылось. Должно быть, нам суждено постоянно томиться в муках на краю вечности – утопать в слезах и горе, наслаждаться добром и радостью, чувствовать боль или же обрести счастье, – но так и никогда не суждено кануть в бездну… Но парень этот, лежащий на земле, познал бездну. Возможно и при жизни, раз жизнь довела его до полёта с крыши. Ведь самоубийство – дело большой мужественности; самоубийство – чётко спланированный акт самопожертвования. И откровенно говоря, самый сильный, самый величайший страх в жизни каждого человека – это смерть. И это правда! Тогда разве не разумно будет считать человека, гордо и безукоризненно смотрящего в глаза страху смерти, величайшим смельчаком, героем жизни?! Человек, избавившись от страха смерти, открывает пред собой дверь к свету и выходит на дорогу, ведущую к благоговению. Только плоть боится смерти, душа же после плотской смерти освобождается!..
Я смотрел на него – такого молодого и красивого – и думал обо всём. И тут я припомнил, совершенно случайно, что почти каждый самоубийца оставляет предсмертную записку. И, как будто под натиском очередной силы неведомой мне и необъяснимой, взгляд мой упал на карман его штанов, из которого виднелся клочок бумаги. Резко нагнувшись и вытащив из кармана парня блокнотный лист сложенный вчетверо, я открыл его и принялся читать всем присутствующим вслух:
«Моя Милая!
Я очень надеюсь, что ты не будешь плакать. Я того не стою. Надеюсь, ты будешь счастлива всю свою жизнь, и жизнь твоя будет наполнена добром и любовью. И как полагается – смерть найдёт тебя только в глубокой старости, когда ты будешь спать… Мне было хорошо с тобой, все эти пять лет. И пусть был у меня кто-то, но мы-то с тобой знаем, кто есть моя настоящая любовь! Прости меня за все обиды и боль, которые я тебе причинил и все слёзы, которые я заставил пролить тебя. Насчёт меня не переживай – все твои предательства и оскорбления я забыл и помню только хорошее. Да и тебе я желал только добра… Я осознал, что самоубийство – самый верный поступок, который только можно совершить во время жизни. На него способны только по-настоящему сильные духом и такой поступок достоин восторжения. Никакой это не грех… Смерть – дорога к благоговению… Я тебя люблю».
Я сдержал еле слёзы во время чтения… В середине письма ушла одна старушка, махнув рукой, ушли мужчина с женщиной, что-то невнятно пробубнив. Ушла ещё одна женщина, а за ней две старушки, перекрестившись, в обнимку пошли и, утопая в слезах, шмыгали носами. Остался я и мужчина средних лет. Он вкратце рассказал мне, что, будучи юношей, потерял любимую девушку в автокатастрофе, но убивать себя не стал. Сказал, что у него не хватило на это смелости. А потом, несколько лет прожив на дне бездны, встретил девушку, на которой женился. Сейчас он – отец двоих детей и хороший муж, но до сих пор помнит девушку юношества и его душу терзает боль... Мужчина ушёл.
Я положил записку обратно в карман парня, безутешно покоившегося на бездушном асфальте, и постоял ещё немного. Я подумал о том, что, в действительности тяжело определиться: либо постоянно томиться на краю вечности, либо кануть в бездну?! Либо мучить себя незнанием и жаждой просто существовать, либо отворить дверь и встать на путь к благоговению?.. Это поистине сложное решение.
Категория: Рассказы Автор: Амадеуш Вуйцик нравится 0   Дата: 24:01:2013


Председатель ОЛРС А.Любченко г.Москва; уч.секретарь С.Гаврилович г.Гродно; лит.редактор-корректор Я.Курилова г.Севастополь; модераторы И.Дадаев г.Грозный, Н.Агафонова г.Москва; админ. сайта А.Вдовиченко. Первый уч.секретарь воссозданного ОЛРС Клеймёнова Р.Н. (1940-2011).

Проект является авторизированным сайтом Общества любителей русской словесности. Тел. +7 495 999-99-33; WhatsApp +7 926 111-11-11; 9999933@mail.ru. Конкурс вконтакте. Сайты региональной общественной организации ОЛРС: krovinka.ru, malek.ru, sverhu.ru