Olrs.ru / Конкурс
КОНКУРС

Регистрация

Логин

Пароль

забыли пароль ?




Конкурс №13 июнь 2017
1 место в номинации "Проза" рассказ Талгата Ишемгулова "Ястребок". В номинации "Лирика" 1 место Иван Малов с подборкой стихов "Степью навеяны строки".











Путешествие без определённой цели

Если бы я хотел написать о том, что пью водку в одиночестве, то уж точно начал бы не с самой водки. И, надеюсь, что не только первая часть этого рассказа будет написана от руки. Что-то внутри меня подсказывает, это правильно.
От современных писателей не останется черновиков, наверное. Возможно, что это не так уж и плохо.

Тогда даже не думал, что зима может кончиться и забыл, что вообще свет может слепить глаза. Каждая мысль давалась с боем. Откуда-то бралась сила инерции: принимать душ, покупать продукты и запихивать в себя пищу, посещать работу и терпеть напряжение редакции. Моё нежелание, моё противоборство. Не брать телефон, который и так уже почти не звучал, не открывать дверь, вставать с кровати, идти в магазин за запасами. Соседи – те вообще перестали существовать. Сдержанное «у меня всё в порядке» – для мамы. Поставил себе диагноз: «отсутствие потенции к жизни» и смирился с ним. Отделился от себя и ушёл в беспространственное измерение, изредка наблюдая за собственной жизнью.
___

…что-то пошло не так… Я как будто бы боролся с призраком. Хорошо, что мне удалось огреть его шваброй. Он так напугал всех в аудитории, что ребята просто жались по углам и тряслись от страха. Но прикончить хотел только меня и пришлось бороться за свою жизнь.
Выбежал в коридор.

Так..ДУМАЙ! Быстро – к выходу из здания, там охранник, у него есть оружие. Скорее…

Неуклюжий топот позади. Лестница.

Не прыгай, оступишься. Вот охранник.

– Дайте мне пистолет! – тот, вроде бы растерялся, но сразу вцепился в кобуру и ловко вывернулся
– Что за хрень происходит!? В чем дело? Совсем ошалел?!
– Там психопат, он пытается меня убить. У него палка с гвоздями… Я серьёзно. Он, кажется, покалечил и препода.

На лице охранника возмущённое недоумение превратилось в беспокойство и переросло в ужас. Он заёрзал всеми мышцами лица. На лестнице в холле послышались шаги. Ждать выводов секьюрити было некогда.

– Дайте мне, наконец, пистолет, иначе я – труп, – с этими словами я взялся за револьвер, который охранник растерянно держал в руках.

Он секунду сопротивлялся, а после резко сунул оружие мне, причём так неловко ткнул дулом в грудь, что я, пытаясь поймать пистолет, случайно нажал на курок.
Взрыв. Чуть ниже шеи. Пуля пробила мне грудь где-то слева, но боли, почему-то, не было. Совсем. Скользнул взглядом по лестнице. Там стоял этот психованный урод и смотрел на меня с удивлением. Было досадно, но я успел обрадоваться, что до меня маньяк не добрался. Странно, раньше сердце бешено колотилось, а теперь я не чувствовал вовсе его. Посмотрел на охранника. Заметил, что у него слетела фуражка, да и весь он выглядел жалко: растрёпанные редеющие рыжеватые волосы, полнеющая фигура, круглое лицо, слезливые поросячьи глазки...
Выпал из рук револьвер. Боли всё ещё не было.

– Вызовите ско…– и тут кровь хлынула через горло, в глазах потемнело, я упал, но не достиг пола.

Проснулся.

Чёрт подери! Цел? Всё в порядке?.. Да что за глупость-то… Никогда же не умирал во сне. Всегда предотвращал же… Чёрт, неприятно-то как… Ну ладно, жив, цел, значит нормально.
Дрожь, колотит-то как. Ладно, забей, подумаешь об этом потом. Сколько времени-то? Ё-моё, 8.30. И что теперь делать? Ладно, пойду куда-нибудь прогуляюсь. Какой сегодня день? Пятница? ОК, значит впереди ещё двое свободных суток. Блин, что ж так холодно? А, окно… Так, есть сигареты? Полпачки, пока хватит… Джин? Треть бутылки, ладно, пусть останется на вечер, а тоник и так допью, а то во рту сухо как в Гоби. Всё, выжить можно.
Почта? Нафиг. Чёрт, где тапки? Душ? Не сейчас…
Лицо оживает, впитывая влагу, приятно, но холодно. Зубы? Неприятный налёт, лучше почистить. Температура снаружи? -15. Где подштанники? Ну почему меня до сих пор волнует мой внешний вид? Точнее одежда. Не брит – пофиг, а вот одеться нужно получше. Откуда, блин, это? Ладно, свитер рубашка, шарф, штаны и ботинки. Останется только надеть.
Сколько там? 9.10. Поесть, что ли? Хлеб, сыр, газировка…
Где плеер? Наушники, пальто – на выход.
___

Странно, почему это все почтовые ящики открыты? Хм…это же я…вчера. Зачем? Хотя, может действительно право на частную жизнь достигается не замками и сейфами, а отсутствием излишнего любопытства. Вот бы навязчивость исключить совсем. Холодный воздух трезвит. Перчатки, дурак, забыл.
Люди идут куда-то с обречёнными лицами. На работу/учёбу все просто идут с утра. Да уж. И многие тысячи за столами стирают все пальцы о клавиши; о стулья – задницы; за мониторами выжигают глаза. Так дальше и старятся, превращаясь в нечто аморфное. А скольким из них приходилось видеть, например, койота не на Discovery cannel? Упакованные в привычки и праздники механизмы. Ах, ну да, ещё пара привязанностей, щепотка знакомых и тривиальные формы провождения досуга. Противно ощущать, что это уже приговор – быть частью машины, дающей мифическое благо.
Ага, остановка, хорошо, что немного людей. Почему этот парень на меня уставился? Типичный задрот – редкие усики, прыщи, пуховик, большой рюкзак за спиной.
Блин, отвали… Что такое? На кой чёрт я сдался тебе?

– Чё, колбасит?
– Да не, просто песня хорошая, – вынимая наушник.
– А что, музыку любишь? Что слушаешь?
– Ну, сейчас в плеере дарк-джаз играл, – вынимая второй наушник.
– А рок любишь?
– Редко.
– А Children of Bodom?
– Я не увлекаюсь тяжёлой музыкой.
– А Роба Зомби слышал? У него есть хорошие песни. А это узнаёшь? – включает музыку на телефоне, – Песня называется Toxic Sity.
– Ах, ну да, SoD.
– У меня места на телефоне не много, две песни только влезло. Там всего лишь 20 метров, ну ещё 3 осталось на фотки, там, картинки… Не знаешь, этот телефон поддерживает флешку гига на 2?
– Наверное, телефон старый.
– Ну да, ему уже лет шесть и панельки ни разу не меняли. Поэтому и 20 метров памяти. Всего 2 песни влезло. Эта метров семь весит, но в хорошем качестве – 320 килобит в секунду. Хочешь тебе по bluetooth перекину?
– Не надо… Лучше я побуду наедине со своей музыкой, – одевая наушники.

…хорошо, что автобус пришёл. Какой номер? Пофиг, покатаемся. Вот же приставучий, зануда. Интересно, а те, к которым тот парень пристаёт на улицах и те, кто вынужден говорить с ним и есть ареал его общения? Как же люди доходят до подобного состояния?
А стёкла окон замёрзли напрочь, ничего не видно за снежной коркой. Так даже лучше. И пассажиров не так уж и много.

– Молодой человек, оплатите проезд!

Что с ней? Ей же не больше 25-ти… Да не, лет 20, студентка, наверное. Реальность уже так сильно процарапала её выражение лица, и дело тут, кажется, не в работе. Хотя кто дал мне право на подобные выводы…О, счастливый билетик. А что это значит?

Синусоида звука расползлась по салону, окрашивая своими прикосновениями всё вокруг. Занятное зрелище. Да и сам автобус плыл по невообразимой траектории, меняя свою длину на поворотах, а пассажиры обновляли собой мелодию, звучащую из пространства. Но людей становилось всё меньше, ход машины, всё медленнее и свет музыки потускнел. Кто-то, в середине такта, вероломно начал меня тормошить и, нарушая всю гармонию, нервно тараторил.
Открыл глаза.

– Молодой человек!.. Молодой человек! Выходите, конечная.
– Оу! – я оглянулся, автобус стоял и никого не было видно. Только я и стоящая напротив девушка в дурацком оранжевом жилете. Это же та самая кондукторша.
Пора выходить.

И что тут у нас? Кольцо общественного транспорта. Виднеется пустырь, а за ним полузабытые, полуживые-полупригодные к жизни дома на краю города, как на краю коммунальной пропасти.

Наверное, нужно иметь особенный склад ума, чтобы находиться в непосредственной близости от успешного города и, при этом, не замечать условий жизни, в которых находишься сейчас сам. Мне не понять этого.

Что ещё? Троллейбусы – это не плохо, можно будет сменить вид транспорта в сегодняшнем путешествии. Здание станции – всегда было интересно, какая атмосфера царит там, но сейчас не стоит туда идти. А вот это уже похоже на столовую.

– Здравствуйте, – запах тут какой-то странный…или старый, ну ладно, зато тепло.
– Что-нибудь хотели?
– Я сейчас выберу.

Сине-белый фартук, химическая завивка крашеных бордовых волос, пара зубов закрыта блестящими коронками. Странно… Взгляд у неё добрый, аккуратно накрашенные губы, глаза подведены, плотная дородная фигура, а вот здоровьем от неё не пахнет и есть в общем виде что-то неживое, как будто внезапно увидел картину из жизни одного и всё равно обречённого бизона.

Довольно дёшево здесь. Сколько там у меня денег? На пару дней хватит. Нужно что-нибудь заказать…

– Парняга, ты что, уснул, ёпта!? – передо мной протиснулся какой-то мужик, – Любочка, дай-ка мне водочки, да покрепче бы! Хе-Хе! И соку томатного.
– 50, 100?
– Давай 100.

Брр… как же омерзителен этот красный ублюдок. Бодрый как хрен знает что и всё из-за того, что он уже «бахнул рюмашечку» на завтрак, избавившись тем самым от последствий того же водочного ужина. Самое посредственное выражение алкаша. Мелко и бесполезно работает, мучает слабую женщину, которой не повезло стать его женой и сливает всё время и средства на наиболее доступный способ кайфа. Без идеи, без мысли, без зубов уже почти. Небось, растерял по асфальту за свои 45...

– Так вы что-то брать будете? – буфетчица, прерывая неприятные мысли, начала терять терпение.
– Селёдку под шубой, хлеб, чай и бутерброд с сыром, – выпалил я наугад.
– Сахар, лимон к чаю?
– Да.
– 85 рублей, – сказала она быстро, даже не задумываясь

Да уж, наверное, эта женщина здесь работает дольше, чем я учился в школе. Придётся потреблять то, что взял.

Она успела поставить всё на поднос быстрее, чем я достал купюру из кармана.
Столик в углу – то, что надо. Посетителей не так уж и много для обеденного времени: всего лишь пара мужиков в рабочих комбинезонах, сурово уминающих свой корм, да тот алкаш, который уже допивает сок.

А салат очень даже вкусный, и селёдки не пожалели. Интересно, на чём держатся такие заведения? Ха! Здесь пепельницы – обрезанные банки из-под пива. И интерьер не менялся, наверное, с открытия, где-то с 90х, а то и раньше. Ощущение, что действительно переместился в 93й год, старые выцветшие плакаты пивных компаний… Всё находящееся здесь уже побито временем. Затасканная напрочь локация общественного питания.

Тот мужик допил сок и вышел. Ничего особенного. Получил очередную дозу алкоголя и побрёл дальше по своим делам. Для него действительно «объективная реальность есть бред, вызванный недостатком алкоголя в крови». Вот уже другой заказал 50 грамм и, похоже, персиковый сок. Сейчас выпьет, запьёт и выйдет. Даже не садясь к столу. Алкогольный конвейер меняется только чем запить, закусить.
Нация спивается? Не знаю. Может это и болезнь, зависимость, а может быть и просто особенность. Ведь всех их мучают мысли, от которых просто так не избавиться. Да я сам чем лучше?
Так же пью в одиночестве, стараясь уничтожить происходящее вокруг… или себя. Не знаю. Ничего не знаю.

Что это за качающееся тело смотрит на меня? Блин, сейчас же подойдёт и будет домогаться с нелепыми разговорами, или поносить всё вокруг, или плакаться в случайные уши о своей никчёмной жизни, бездарно просраной из-за каких-то «несправедливых обстоятельств», которых на самом деле-то и нет. Сколько я слышал этих слезливых историй? Они все довольно разнообразны, но чудовищно подобны. Проклятие! Он идёт сюда. Что, прогнать его? Ладно, хрен с ним, от меня не убудет.

– Вы позволите?

Я коротко кивнул.

Пьян в стельку. Похоже, что пьёт уже неделю, судя по небритости. А одет довольно прилично... Что-то молчание затянулось. Смотрит в глаза, серьёзно так. Выжидает, говнюк, и думает, Магеллан хренов, что один врубается во что-то важное, глобальное и сейчас скажет что-то «до невозможности эпичное». Что ж, посмотрим.

– Молодой человек, как вы думаете, что мы из себя представляем? Ведь каждый у себя на уме. А для государства – просто клопы, масса, ресурс… – неожиданный собеседник тяжело задышал и, вроде бы, начал злиться.

Да… нешуточно дядю накрыло. Похоже, что кризис среднего возраста или что-то вроде того схватило мужика прямо за горло.
Как-то нужно попробовать заставить его отвлечься, а то ещё совсем обозлится на мир.

– О внутреннем чувстве индивидуальности я говорить не буду – это, действительно, личное дело каждого. Физиологически мы почти что одинаковы. По большому счёту мы имеем только разные номера. Мы пронумерованные насквозь. Вот сколько цифр в тебе? Номер паспорта – десять; контакты и средства связи – ещё не меньше сотни: icq, мобильный телефон, id социальной сети, почтовый индекс прописки с номером дома, квартиры и домашнего телефона с кодом города и страны. И ещё есть номера военного билета, страховки всех видов, водительских прав, а так же есть ИНН, счёт в банке. Кроме того, у тебя есть рост, вес, размер головного убора, одежды и обуви, дата рождения…Короче, все мы уложились в несколько цифровых комбинаций.

Он уже смотрел сквозь меня, но я чувствовал, что ничего не пропустил мимо ушей, просто этот мужик находился где-то внутри головы, ухватился за какую-то давно спящую мысль, которую я потревожил и ведёт диалог с ней.
Молчание нарушил звонок его телефона.

– Как ты меня задолбал! Да. Да не знаю! Мне до лампочки на твои индексы! Представь, что это твой холдинг и отвали от меня!

Он спешно вышел, задев в дверях какого-то очередного пропойцу. Это было внезапно.

Как он, интересно, сюда попал? Может быть так же, курсируя без определённой цели?
Хм.. А я и не заметил, что этот несчастный приволок с собой полстакана водки. Пойти, что ли, сока взять, не пропадать же добру.
___

Мать вашу, здесь в туалете потолок ниже, чем у меня в шкафу. А народу прибавилось, накурено. Один только столик свободный остался… а, это мой. Нужно бы подсчитать урон и двинуться дальше.
Хм. Четверть литра и четверть пачки… Неплохо. Пора бы выдвигать себя отсюда. Ничего не потерял? Всё, пора к выходу.
Где-то я уже её видел. Так это же та самая девушка-кондуктор. Выглядит она как-то иначе. Интерьер автобуса явно ей не идёт.

– Привет, Алиса. На обед или со смены? – буфетчица, похоже знала её, – у нас сегодня рассольник, очень вкусный.
– Не, пожалуй, не сегодня, дайте просто салатик.

Что это за мудень, который положил руку ей на задницу? Судя по возмущению девушки, тот мужик не имеет к ней никакого отношения. Ну что, поиграем в супергероя?

– Эй, отвали от неё, пожалуйста, – «что ты несёшь, придурок?!», судорожно промчалось в голове.

Тут ко мне повернулся этот безволосый брат австралопитека. Он что-то сказал, но я не услышал, задумавшись над тем «что сейчас делать?» и вообще, «нахрена мне всё это?»
И тут кулак прилетает мне прямо под правый глаз. С левой, внезапно так, даже не заметил, не сориентировался.

Так. Не отвлекайся и вмажь ногой, а то, как в прошлый раз, получишь тумаков глупо и просто так.

Организм среагировал быстрее. И, поэтому, я закончил и осознал свою мысль уже в тот момент, когда тело обидчика согнулось. Я увидел его затылок, почему-то, плюнул туда, а завершил победную комбинацию тем, что ещё раз резко согнул ногу в колене и ударил обеими руками по спине. Соперник грузно рухнул на колени, выдохнув несколько междометий. Я, в свою очередь, споткнулся о него и упал бы, если не ухватился за остолбеневшую рядом кондукторшу. Замешательство. Звон тишины.

– Лучше сейчас уйти, – схватила за руку меня опомнившаяся девушка и уволокла за собой на улицу, где уже бушевала метель. Из-за выпитого, и произошедшего я мало соображал, что происходит вокруг. Мы постучались в отъезжающий троллейбус и уехали в неизвестном направлении под канонаду матерящихся и, пытающихся догнать нас, пьяных тел.
Категория: Рассказы Автор: Петр Орлов нравится 0   Дата: 22:11:2012


Председатель ОЛРС А.Любченко г.Москва; уч.секретарь С.Гаврилович г.Гродно; лит.редактор-корректор Я.Курилова г.Севастополь; модераторы И.Дадаев г.Грозный, Н.Агафонова г.Москва; админ. сайта А.Вдовиченко. Первый уч.секретарь воссозданного ОЛРС Клеймёнова Р.Н. (1940-2011).

Проект является авторизированным сайтом Общества любителей русской словесности. Тел. +7 495 999-99-33; WhatsApp +7 926 111-11-11; 9999933@mail.ru. Конкурс вконтакте. Сайты региональной общественной организации ОЛРС: krovinka.ru, malek.ru, sverhu.ru