Olrs.ru / Конкурс
КОНКУРС

Регистрация

Логин

Пароль

забыли пароль ?




Конкурс №14 коротких рассказов и стихов
Все кроме любовной лирики. Текст ЗАГЛАвными буквами меняется программой на произвольный обычным шрифтом. Спасибо. Итоги 1 февраля 2019 г.











«Кто спасет одну жизнь – спасет целый мир» (Мишна)

Клара

Какой счастливой она была той весной 41-го. Риве шел четвертый годик. Маленькая красотка щебетала без умолку. Бетя, родившаяся только в конце 40-го, росла спокойной и улыбчивой. Муж обожал всех троих. Клара любила своих девочек и мужа.
Он ушел на фронт в первые дни войны, а через месяц, в июле, Винницу заняли немцы. Клара не плакала. Она знала – война скоро закончится. Так обещал Сталин. Оккупантов выгонят прочь. А пока она справится сама. Будет растить девочек, ждать мужа. Соседке Фросе еще тяжелее. Воюет единственный сын. А ведь у нее никого больше нет.
Осень пришла, как никогда, холодная. Уже в сентябре вовсю поливала дождем. Клара старалась как можно реже выходить из дома, чтобы не слышать немецкую речь. От этих ненавистных, чужих «лающих» звуков ее начинал бить озноб, как бы тепло она ни оделась. Клара занималась хозяйством, а по вечерам, когда Бетя засыпала, читала Риве сказки. В тот вечер тоже шел дождь. Фрося забежала встревоженная, даже не поздоровалась. С порога – с вопросом.
– Ты читала объявление?
Клара кивнула растерянно. Да, она знала о приказе немцев. Евреев собирали в одном месте со всеми ценностями. «Вот мои ценности, – кивнула она в сторону спящих девочек. – Куда я с ними пойду?»
Фрося взяла на руки маленькую Бетю.
– Буди Риву. В городе облава. Ищут тех, кто не явился по объявлению. Пересидите у меня
в подвале.
Подвал у Фроси был не холодный, но очень тесный. Рива шептала: «Мамочка, не волнуйся, мне совсем не хочется играть. Я буду сидеть тихо». Бетю Клара держала у груди. Но, пососав немножко, малышка все равно начинала плакать. Клара укачивала ее. Только бы уснула. Тогда она положит дочку на колени и даст немного отдохнуть рукам.
Клара слышала, как Фрося бросает что-то на крышку подвала. Впервые за все время оккупации потекли слезы. В сердце была боль и благодарность. Они вышли из подвала только вечером следующего дня. Клара помогла убрать мусор, которым соседка-спасительница, как опытный конспиратор, маскировала подвал. Фрося рассказала, что всех евреев, пришедших по объявлению, куда-то увезли. Никто не знал куда, но страшные слухи уже ползли по городу.
А через месяц Клара с детьми опять провела сутки в подвале у Фроси. Немцы забирали оставшихся евреев. Полицаи рыскали по Виннице, как дикие звери на охоте.
В начале зимы, в декабре, снова появились объявления по городу. Прятаться у соседки уже было небезопасно. Могли выдать. Тогда их расстреляли бы всех. Фрося рисковала жизнью. Они просидели в подвале до темноты. А вечером Фрося принесла большой плед. Им обмотали Риву. Маленькую Бетю Клара завернула в теплое одеяло, взяла на руки, крепко прижав к себе. Фрося обняла подругу: «Иди к родителям в Станиславчик. Там румыны. Они не убивают. Тут погибнем вместе».
Дала небольшой узелок.
– Здесь еда.
Она перекрестила их, когда Клара с детьми уже вышли из двора. «Не сердись, Кларочка, – прошептала тихонько, – хуже не будет».
От мороза трескалась земля. Клара шла. На руках – Бетя. Рива держалась за подол юбки. Впереди были шестьдесят километров пути. Она не знала, сколько прошла. Руки занемели. Рива тихонько плакала. Болели замерзшие ножки.
В темноте Клара рассмотрела очертания домов. Слава Богу, какая-то деревня. Она стучалась во все двери, просилась на ночлег. Никто не открыл. Люди боялись. Опустилась на землю рядом с огромным сугробом, потянув за собой Риву. Крепко прижала к груди Бетю. «Замерзнем здесь», – думала Клара, а по телу уже начинало разливаться тепло. Она засыпала.
– Молодичка, чего здесь сидишь?
Кто-то настойчиво теребил ее за плечо, кричал что-то прямо в ухо. Мужской голос был громким. Клара очнулась. Неужели спасение? Начала поднимать с земли Риву. Незнакомец показал рукой на ближайшую хатку. Туда… Согрел воду. Искупали малышку. Накормил. Клара с детьми пробыла там несколько часов, отдохнула. А поздно ночью четырнадцатилетняя девочка, дочь хозяина, повела их через замерзший Буг. Она знала, как пройти, чтобы не наткнуться ни на немецкий, ни на румынский патруль. Подошли к берегу. Теперь девочке нужно было возвращаться назад. Как благодарить за спасение жизни? Какая есть мера для человеческого в человеке? Клара расплела Ривочкину косичку, вынула из волос голубую атласную ленточку.
– Возьми на память. Счастья тебе. Спасибо.
Поцеловала девочку. Ушла с детьми, не оборачиваясь. До Жмеринки близко, а там друзья. Не оставят в беде. Там помощь…
У подруги чудный голос. Поет, пеленает Бетю, кормит Риву. Клара дремлет под украинские напевы. Ей нужно отдохнуть. До Станиславчика еще далеко. Надо идти семь километров. Вышли рано утром. Мороз немного ослабел. Дышалось легко. На несколько минут выглянуло солнышко, разбросав блики по снегу. Клара с детьми возвращалась в родной город. Уже подходили к Станиславчику, когда встретили знакомых.
– Кларо, вы йдить потыхеньку, а ми побижимо, попэрэдэмо ваших.
– Спасибо.
Клара ускорила шаг, велев Риве держаться крепче за юбку.
А в дом родителей уже стучали соседи: «Абрумцю, йдє до вас Клара з диточкамы».
Навстречу выбежала вся семья. Клара передала отцу крепко спящую на морозе Бетю.
Сказала тихо: «У Ривы болят ножки. Наверное, отморозила. Нужен гусиный жир».
Тогда она еще не знала, что пробудет в родном «гнезде» всего несколько дней, что колючая проволока, граница гетто, пройдет по углу дома ее брата. Там они вместе, все родные с детьми и стариками, проведут страшные годы.


Гетто

Теснота в доме была жуткая. Но все равно это было везением: крыша над головой, родные лица. Тех, чьи дома не попали в отведенную для гетто территорию, румыны согнали в бывший зерновой склад, кишащий крысами и мышами. Всем велено было носить желтую звезду на одежде. В восьми километрах от них, в Браилове, немцы. Там убивают.
Крестьяне бросали пряжу за колючую проволоку. Узники вязали, приспосабливая под спицы металлические прутья. Вязаные вещи обменивали на продукты. Трудились даже малыши, разматывая нитки. Зимой мучили холод и сырость. Каждый день в гетто кто-нибудь умирал.
Освобождение пришло 18 марта 1944-го года. Румынские войска ушли из Станиславчика. По всем фронтам шло наступление. Приближалась Победа.


Семен

Он шел в толпе, крепко держа маму за руку. Куда-то их всех вели. Кричали немецкие охранники, подгоняя людей. Иногда раздавались выстрелы, и тогда Сенечка сильнее прижимался к маминой руке, ища защиты. Вдруг – женский голос: «Сенька, ты чего пошел с жидами?» Незнакомая женщина что-то горячо доказывает охраннику, объясняет жестами, показывая на Сеню. Охранник кивает. Женщина хватает мальчика за руку, выдергивает из толпы. Мама обернулась, но он не успел встретиться с ней взглядом. Она уходила со всеми.
Всю войну Сеня прожил в деревне Горшковка. Пас скот. В семье, где он жил, его звали Васей. В 45-м вернулся из армии отец. Сидел на пороге дома. Не хотел входить. Как жить дальше, если всю семью расстреляли немцы? Родная Винница праздновала Победу. Сильный мужчина, воин – он плакал, сидя на ступеньках. Пришли соседи.
– Чего ты тут сидишь? Жив твой сын. Езжай в Горшковку. Там он живет, у Васылэнкив.
Отец не забрал Сеню из его новой семьи. Мальчик захотел остаться. Всю жизнь у него было два отца: еврей и украинец. Всю жизнь он любил их и помогал обоим. Сеню привезли в Горшковку, когда его будущая жена Рива переходила с мамой замерзший Буг. Они поженились в 1962-м.

От автора

Все имена в этой истории подлинные. Клара и Семен похоронены в Виннице. Рива живет в Израиле, в Кармиеле. Ее младшая сестра Бетя – в Беершеве. Риве удалось разыскать в Кармиеле всех узников гетто, организовать клуб.
Эту историю я узнала от женщины по имени Дуся, двоюродной сестры Ривы и Бети.
Много лет уже она Дуся, потому что так записали в Станиславчике в паспорт. А тогда, в 41-м, маленькую Добриш прятала у себя на печи Катруся, спасенная во время раскулачивания. Мать и отца девушки сослали в Сибирь, а Катрусю взяли к себе в дом родители Добриш. Позднее, когда стало ясно, что румыны не убивают, родные забрали Добриш в гетто, чтобы быть всем вместе.
По стене именно их родного дома пролегла колючая проволока.

Категория: Рассказы Автор: нравится 1   Дата: 03:10:2011
Пользователи которым понравилась публикация
Исаева Мария


Председатель ОЛРС А.Любченко г.Москва; уч.секретарь С.Гаврилович г.Гродно; лит.редактор-корректор Я.Курилова г.Севастополь; модераторы И.Дадаев г.Грозный, Н.Агафонова г.Москва; админ. сайта А.Вдовиченко. Первый уч.секретарь воссозданного ОЛРС Клеймёнова Р.Н. (1940-2011).

Проект является авторизированным сайтом Общества любителей русской словесности. Тел. +7 495 999-99-33; WhatsApp +7 926 111-11-11; 9999933@mail.ru. Конкурс вконтакте. Сайты региональной общественной организации ОЛРС: krovinka.ru, malek.ru, sverhu.ru