Olrs.ru / Конкурс
КОНКУРС

Регистрация

Логин

Пароль

забыли пароль ?
















Кардиология

- А вот и новенькую - свеженькую привели!- воскликнул Сашка, стоявший с двумя товарищами возле поста медицинской сестры.- Нас трое. Правда, один не рабочий,- продолжил он.- Давай знакомиться! Я - Саша.
- Я сама буду после операции не рабочей,- буркнула Люба и отвернулась.
Больно нужно знакомиться в отделении сосудистой хирургии с резанными, как поросята, стариками,- подумала она.
Мужики хихикали. Медсестра не выдержала:
-Васильев! Иди уже!
-Ладно, ладно! Девушка, устраивайся. Я потом в палату загляну,- сказал Сашка и все трое разбрелись по палатам.

Длинным серым коридором Люба шла следом за санитаркой.
-Вот. Пятьсот одиннадцатая, - сказала она девушке,- Выбирай кровать и застели постель. Скоро подойдет хирург.
-Вот это да!.. - подумала Люба.- Вроде крупный кардиологический центр, а внутри всё так ужасно: старенький стол и стулья с облупившейся краской; страшные плафоны на светильниках похожи на те, что она видела на ферме отца; отвисшая, засорившаяся раковина…

-Можно? – постучали в дверь. В палату просунулся Сашка. Вид у него был страшный: на левой стороне шеи из под повязки виднелся длиннющий шрам, походивший на перетянутый шпагатом мясной рулет.
- Будто вампиры покусали!- подумала Люба, а вслух произнесла:
- Вы уже вошли.
- У тебя тоже Такаясу?- поинтересовался Сашка.
-Что?- не сразу сообразила Люба.- Ах, это!.. Да, синдром Такаясу.
-А на сколько процентов забит сосуд?
- Понятия не имею. Сделала УЗИ- сказали: только операция.
- А когда оперировать будут?
-Вроде послезавтра.- Люба начала раздражаться
- Не бойся! Меня в третий раз будут оперировать, и ничего. Челюсть, правда, онемевшая, будто боксер стукнул. А так ничего. Уколы только больные настолько, что попа падает- пошутил Сашка.- Ну ладно, ты устраивайся. Не буду мешать…

Все последующие дни Любе не было покоя от внимания Сашки. Он искал встречи повсюду, приходил первым и уходил последним из столовой; бродил коридором в надежде, что она появится. Не дождавшись, он робко стучался в её палату, заходил, говорил «ни о чем»,поддерживал морально, говорил, что операция не страшная…
Люба тяготилась им. Он годился ей в отцы: мужчина лет 60, седая голова, седая грудь.
Глазки – живые темные бусины с озорным, юношеским задором.
Девушке не хотелось, чтоб он заходил в палату: не о чем было говорить, да и не в ее вкусе был Сашка.

Оперировали их в один день. Сначала её, потом его. Очнувшись в реанимации, Сашка повернул голову в сторону Любы. От неё его разделяло всего два метра и небольшая ширма, сквозь сбившиеся складки ткани была видна Любина грудь.
-Красивая… подумал Сашка и закрыл глаза. Кто знает почему: то ли погрузился в мечты о ней, то ли от обычной послеоперационной слабости.
Люба отходила от наркоза тяжело: кружилась голова, тошнило, дыхание было затруднено, в теле слабость. Оперировавший хирург сказал, что это почти норма. Успокоившись, она решила поспать. Сон – лучшее лекарство! Тем более нашпигованная всевозможными датчиками, следившими за её пульсом, сердцем и давлением, она не могла ни повернуться, ни пошевелиться…

Ей снилась боль. Она её чувствовала сквозь дурман наркоза. Она слышала голоса. Ей хотелось кричать от боли. Ей очень хотелось сказать, что она уже проснулась, но сил не было даже открыть рот…

Ему снилась она. Жаркие, как солнце, объятия, сочные, как фрукты, губы, округлая грудь…

Под утро Люба пришла в себя. Она повернула голову в его сторону. Он лежал с закрытыми глазами, ровно и неподвижно. Кислородная маска поднята на лоб.
-Крепкий, однако,- подумала Люба, вдыхая кислород.


Утром их перевели в палаты. Сашку из реанимации увозили первым. Он устало состряпал на лице подобие улыбки и помахал Любе рукой.
-Вот старикан! – подумала она. -Хотя не такой уж Сашка и старый, но в отцы мне годится.

В палате Люба почувствовала себя как дома, расслабилась.
В открытые окна залетал шум с улицы щебетом птиц и ревом машин. Люба уснула.
Проснулась она от стука в дверь. Это был он, Сашка. Он уже набрался сил и решил заглянуть к девушке.
-Как ты?
-Нормально.- Вяло ответила Люба.
Сашка присел на край кровати:
- Ты еще спала в реанимации, а проснулся, чтоб тобой полюбоваться,- сказал он и положил руку на её грудь.
- Убери руку! – возмутилась Люба.- Что ты делаешь?
Сашка смутился и тихо вышел.

К ужину Любе не хотелось идти. Ей было стыдно. Но, война войною, а кушать надо по расписанию. Она отправилась в столовую.
Сашка подсел рядом с молодой женщиной, которая прошла операцию на венах нижних конечностей. Улыбался, делал вид, что Любы не существует. Видно было, что женщина ответила ему взаимностью.

Все это ужасно сильно задело женское самолюбие Любы, но она не показала виду. Молча доела свой ужин и отправилась в палату. Да и что она могла? – Он ей никто. Она тут временно. Никто никому ничего не обещал. Она стала улыбаться другим мужчинам, заигрывать с ними, выходить на прогулку. Сашка будто ничего не замечал. Стал чаще ходить в другую, пятьсот первую, женскую палату. Женщина с той палаты часто бегала в его пятьсот шестую под предлогом посмотреть телевизор.

Через несколько дней Любе назначили лечебную физкультуру. Рассказывая на посту медсестрам о том, как интересно «стрелять» глазками во время занятий(оказывается это помогает для профилактики дальнозоркости) она весело хохотала, не обращая внимания, что подошли Сашка с приятелями.
- О чем рассказываешь? – спросил более старший мужчина.
- О гимнастике для глаз. На ЛФК назначили,- ответила Люба.
-А вот Сашка подошел. Начинай стрелять глазками,- улыбался дед.
- А толку-то! Завтра меня выписывают. Да и он мне «изменил»- в первую палату начал ходить.- хихикнула Люба
- Я не в палату… Когда голова болит, я к окну подхожу…
-Ой-ой-ой, - покачал головой дед.- Головка у тебя болит!
Сашка покраснел, развернулся всем корпусом и тихо что-то сказал деду.

Все трое громко рассмеялись. А Люба смущенно отвернулась и сдерживая смех быстро ушла в палату.

Утро было солнечным и звонким.
-Хорошо как!- воскликнула Люба выглянув в окно. Она радовалась, что покидает мрачные стены больницы, радовалась, что выйдет в цветущий июньский день, окунется в круговорот жизни, вдохнет свежего ветра, ярких красок и ароматов.
-Домой! Домо-о-ой! – твердила она.
Забрав выписку из карты больного, Люба попрощалась со всеми, пожелав скорейшего выздоровления. Сашки нигде не было.
-Ну и ладно, подумала она и вызвала лифт.



Сашка молча стоял у окна. Он глядел вслед удаляющейся фигурке Любы. Цокот каблучков становился всё тише и тише:тук – тук- тук…
- Может, я всё это придумал?- спрашивал он себя.

Люба, спиной почувствовав чей-то взгляд, обернулась. В окне мелькнул знакомый силуэт Сашки.
- Может, я всё это придумала? – спросила она себя. Вздохнула, помахала рукой Сашке и продолжила путь.

Вечером бригада врачей бежала в пятьсот шестую палату...
Категория: Рассказы Автор: Татьяна Дорофеева-Миро нравится 1   Дата: 29:06:2012
Пользователи которым понравилась публикация
Вильканец Татьяна


Председатель ОЛРС А.Любченко г.Москва; уч.секретарь С.Гаврилович г.Гродно; лит.редактор-корректор Я.Курилова г.Севастополь; модераторы И.Дадаев г.Грозный, Н.Агафонова г.Москва; админ. сайта А.Вдовиченко. Первый уч.секретарь воссозданного ОЛРС Клеймёнова Р.Н. (1940-2011).

Проект является авторизированным сайтом Общества любителей русской словесности. Тел. +7 495 999-99-33; WhatsApp +7 926 111-11-11; 9999933@mail.ru. Конкурс вконтакте. Сайты региональной общественной организации ОЛРС: krovinka.ru, malek.ru, sverhu.ru