Olrs.ru / Конкурс
КОНКУРС

Регистрация

Логин

Пароль

забыли пароль ?
















История одной смертницы

Я иду по улице. Вокруг темно и холодно. Временами между пустыми квартами домов порывами разносится заблудившийся ветер. Моросит дождь. Я заблудилась? - иногда мне кажется, что да. Но не сейчас. Вот этот дом…эта скамейка перед черным подъездом. Я определенно их где-то видела. Ах да… здесь меня убили…
Со временем даже самые яркие моменты жизни стираются, оставляя лишь смутное ощущение былого существования. Но как быть, если ты умер? Для тебя жизнь остановилась. Ты больше не чувствуешь тех земных законов, которые когда-то были для тебя важны, над тобой уже не властно время. Так и со мной. Я иду по этому миру в поисках чего-то, чего не знаю сама. Возможно, я всего лишь пытаюсь найти себя, ну или хотя бы вспомнить, чем я являлась при жизни. Кто я? Я часто задаю себе этот вопрос, но не могу на него ответить. Зачем я иду? – потому что у меня есть ноги? Но тогда чем я отличаюсь от живых? А может, и я жива? Я пробую вздохнуть. Мои лёгкие наполняются воздухом, но от него я лишь начинаю задыхаться. Я выдыхаю и начинаю прислушиваться к биению моего сердца. Оно больше не бьётся…а может, я просто не слышу его?! В любом случае надо идти. Идти пока я не найду ответа, или же мои ноги остановятся.
Я захожу в тот мрачный подъезд, который почему-то отличается для меня от всех остальных таких же темных и мрачных подъездов. Но куда дальше? Дохожу до лифта, но нет, наверняка он снова сломан. Так и есть. Пойду пешком, тем более что ни ноги, ни я сама не чувствуем усталости. На какой этаж мне идти? И вообще, с чего я взяла, что раньше была здесь, и даже, быть может, жила. Как я могу чувствовать, если все мои органы давно превратились в песок, и, возможно, послужили началу новой жизни? Я думаю, но моя голова давно зарыта в земле. Я говорю, но мой язык не движим.
И все же шестой этаж. Почему шестой? Он еще не высоко поднялся над землей, и все же выпрыгнув из него, ты уже сможешь разбиться. Неужели я выпрыгнула из окна? А может, меня кто-то сбросил? Я перестаю думать и медленно продвигаюсь сквозь стены к двадцать третьей квартире. Странно…свет выключен, но здесь определенно кто-то есть. Я подхожу ближе. Через голое, незавешенное шторами окно можно увидеть местами поблескивающие звезды на черном, бездонном небе. Их немного, но вместе они создают свое, отличное от луны, сияние, которое передается этой комнате и всему миру в целом. Я трогаю руками сухое стекло, а затем поворачиваюсь. В углу, в приглушенном лунном свете я вижу женщину. Она сидит на полу, её голова опущена на колени. Кажется, она плачет. Тут я не выдерживаю и кричу: «Мама!» Женщина медленно поднимает голову. В её пустых неподвижных глазах я вижу безразличие ко всему окружающему. И вот она переводит свой взгляд и в упор смотрит на меня. Неужели она слышит мои мысли? Неужели ею сердце содрогнулось, когда я крикнула «мама»?
Но я ошиблась. Эта женщина не моя мама. Сейчас ее взгляд направлен куда-то ввысь, туда, где в солнечном свете отражается Луна. Она уже больше не плачет, а в ее глазах нет и тени мысли. Наверно, она уже умирает. А может, она умерла тогда, как узнала, что её ребенок погиб? Больше мне нечего здесь делать, я ухожу, оставляя её наедине с собой. Кто знает, может её еще успеют спасти? Не все же должны умирать как я…
Кажется, скоро наступит новый день. Но что будет со мной завтра? Смогу ли я найти то, что еще недавно было моей жизнью?



Новый день начался также как и предыдущий. Я проснулась в холодной постели пустой квартиры. Чья эта квартира? Моя? Но почему тогда здесь так одиноко. Неужели у меня не было родственников, которые остались бы после меня? Я села у окна. Как и в квартире той женщины, на нем тоже не было штор. Почему, если эта моя квартира, я не повесила их, когда была жива? Может, я боялась забвения, и поэтому хотела, чтобы меня видели хотя бы соседи из дома напротив? Или я слишком любила солнечный свет, что не могла прожить без него и секунды, пусть даже отраженного от луны ночью? Так или нет, но я опять пропустила рассвет, а значит он мне не так то и важен.
Интересно, если я выпрыгну из окна – я разобьюсь или буду парить в воздухе как белые ангелы? Я открываю окно, и моя нога неуверенно скользит по гладкому подоконнику. Я поднимаюсь, и весь мир становиться таким ничтожным. В раскрытое окно врываются потоки воздуха. Они наполняют мои легкие, и я чувствую, что могу дышать. Конечно, это ощущение ложное, но мне вдруг стало так легко, как никогда, наверно, и не было. Я закрываю глаза и делаю шаг вперед…
Потоки воздуха подбрасывали меня вперед, и я парила. Я больше не чувствовала земного притяжения. Внезапно секунды моего падения превратились в вечность! Я больше не боялась умереть, и не потому, что уже была мертвой. На мгновение мне показалось, что я опять жива. Ведь только живые могут испытывать то чувство бескрайней свободы, наполняющей твои лёгкие. Ты словно заново рождаешься, теперь уже не ты становишься частичкой этого мира, а мир становится частичкой тебя. И ты отключаешь своё сознание, чтоб больше никогда не проснуться и навсегда сохранить в себе ощущение этой секунды, которое никогда не потускнеет и всегда будет в твоем теле, заменив все остальное, что ты когда-либо испытывал
Я не помню, ни как я упала, ни как очутилась в той знакомой квартире, где жила та странная женщина, - этот момент словно стерт в моём сознании. Я снова, как в тот раз стояла у окна и разглядывала окна соседских домов. Был вечер, кажется рождественские праздники. Везде горели люстры, висели оставшиеся с нового года игрушки, гирлянды. Я знала, что я не одна. В соседней комнате кипела жизнь: накрывали праздничный стол, повсюду бегали дети, на их веселых раскрасневшихся лицах блестели улыбки маленького счастья. Не знаю почему, вот только в моей комнате было по-прежнему темно и тихо. Я приблизилась к холодному стеклу и испустила последние, оставшиеся в моей груди капли воздуха. Стекло сразу запотело. Наверно странно, но я не обратила на это никакого внимания, словно все так, как и должно быть в этом мире. Я приблизила палец к стеклу и начала выводить на нём какие-то символы.
- Что ты пишешь? – раздалось вдруг откуда-то совсем близко. Оказывается, я была не одна. Позади меня стоял ребенок лет шести и внимательно наблюдал за моими действиями.
- Разве ты меня видишь? – удивилась я.
- Да, – ответил ребёнок.
- Но как? Неужели ты тоже умер?
- Нет, - произнёс малыш сухо, но как бы внутренне сочувствуя мне. Он хотел мне что-то сказать, но тут из соседней комнаты донесся нежный женский голос, зовущий мальчика к столу. Он грустно мне улыбнулся и пошел на зов матери. В дверях он остановился.
- А знаешь… она тоже иногда сюда заходит… такая грустная и вся в белом. И каждый раз она чего-то ищет. И все никак не может найти… Мне кажется, она тебя ищет…- он помолчал немного, - ты заходи почаще. Я скажу ей, что ты ещё обязательно вернешься, - тут мальчик развернулся и вышел.
Что бы могло все это значить? Неужели меня тоже кто-то ищет? Она… почему она умерла? Неужели потому что я умерла? Неужели это моя мать? Тогда почему я её не узнала?


Смерть стирает воспоминания о жизни. Стирает мечты, мысли. Когда ты мёртв и идёшь по пустой дороге, значит ли это, что ты совершил ошибку при жизни и потому твой дух не может никак успокоиться? Сегодня я впервые вижу, как всходит Солнце на горизонте. Значит ли это, что подходит к концу время, отведенное мне на Земле. Но ведь я так и не нашла чего искала. Смогу ли я сегодня найти то, что искала всю жизнь, и, даже умерев, не смогла найти? В любом случае восход прекрасен. Все небо словно разорвало на мелкие крупицы, и каждая из них светится своим особенным светом, светом краски, непохожей ни на одну из тех, что я видела доселе. Впервые для меня открылось настоящее Солнце. Впервые после смерти я узрела его целиком, и не отраженного от небесных тел, а самого! Теперь оно не слепит мне глаза. Я могу подолгу смотреть на него, заглядывая в его недра, присматриваясь и видя, что на самом деле оно черное! Это нам всем кажется что оно желтое, дарит миру свет, несет жизнь. Но на самом деле оно убивает. Пусть медленно, пусть помаленьку, но постепенно оно опустошает тебя. Когда ты жив, твое тело служит преградой ему, но когда ты мертв, твоя душа становится беззащитна против его губительных лучей. И все же… как красиво! То желтое, то красное, то вдруг ослепительно черное, оно меняется само и меняет окружающую тебя природу, и ради такого зрелища ты готов умереть.
Пока Солнце медленно разъедало мои клетки, в голове все крутилась одна мысль: кто же может быть эта одинокая женщина с пустыми глазами? Увижу ли я еще когда-нибудь? И только тут я поняла, как дорога она для меня стала. Только сейчас, спасаясь от Солнца и прячась в живительной тени, я бегу в ту заветную комнату, где тогда увидела её, сидящую на полу и так бесследно умирающую на моих глазах. Почему я не дождалась ее? Почему ушла? Лишь бы сейчас успеть! Лишь бы не сгореть на солнце, пока я иду туда. Впервые я во всей силе почувствовала эту тягу к жизни, к прошлому, которое уже не вернуть. И вот я у дома, поднимаюсь на шестой этаж, захожу в квартиру…
Никого нет. Где же она? Почему она не пришла? Почему не почувствовала, как сильно нужна мне сейчас? Время уходит, на глазах навертываются слёзы. «Она не придет», - говорю себе я. Но почему? Потому что не пришла тогда? Тогда, когда я как никогда сильно звала её? Когда комната наполнялась воздухом, влетевшим в открытое окно. Когда босые ноги осторожно переступали по скользкому подоконнику. Когда я специально сорвала шторы, чтоб ничто не мешало мне последний раз взглянуть на Солнце и уйти из жизни. Так и сейчас, она не придет. Я в последний раз взбираюсь на окно, наполняю лёгкие зимним воздухом и…


Под окном, на скамейке, что находится возле подъезда, сидит женщина, вся в белом. Она грустна и молчалива. Глаза её неподвижны. Сейчас они устремлены вверх, на то окно на шестом этаже, где стоит девочка. Да, для неё она по-прежнему её маленькая девочка. «Осталось еще немного, совсем чуть-чуть. Главное не спугнуть. Сейчас она сделает шаг и навсегда уйдёт из этого мира. Главное не спугнуть, а то она навсегда останется здесь в вечном поиске чего-то, давно не существующего на этой планете. Еще секунда и она уйдет, главное не потревожить, ведь это её последний день. А я уйду следом, как и тогда… Сорок дней проходят быстро. Главное не потревожить…»
Категория: Рассказы Автор: Алёна Антонова нравится 2   Дата: 06:06:2011
Пользователи которым понравилась публикация
Глотова Анастасия
Вальков Владимир


Председатель ОЛРС А.Любченко г.Москва; уч.секретарь С.Гаврилович г.Гродно; лит.редактор-корректор Я.Курилова г.Севастополь; модераторы И.Дадаев г.Грозный, Н.Агафонова г.Москва; админ. сайта А.Вдовиченко. Первый уч.секретарь воссозданного ОЛРС Клеймёнова Р.Н. (1940-2011).

Проект является авторизированным сайтом Общества любителей русской словесности. Тел. +7 495 999-99-33; WhatsApp +7 926 111-11-11; 9999933@mail.ru. Конкурс вконтакте. Сайты региональной общественной организации ОЛРС: krovinka.ru, malek.ru, sverhu.ru