Olrs.ru / Конкурс
КОНКУРС

Регистрация

Логин

Пароль

забыли пароль ?










---






Сказание об Ордене Шамильского братства

Существуют места, столь отдаленные от человеческих общин, что не всякий путник может их найти. Вот в таких местах и происходят судьбоносные события. Одним из них было хранение украденной Малой рукописи Дозволенностей в тайной резиденции самопровозглашенного ордена Шамильского братства.
Располагалась сама резиденция в глубинке леса, именуемого народом Волчьим. Естественно что волков в этом лесу никто никогда не встречал, но звуки, подобные вою, слышал чуть ли не каждый житель близлежащих общин. Насчитывалось в ордене ни мало ни много четыре брата. Их личности не то что бы были столь скрыты, но особо никого не интересовали. Можно даже утверждать что до некоторых событий о их существовании даже не подозревали. В будущем их назовут справедоносцами несуществующего ордена. Основоположником сего ордена был Первый брат - муж Шамиль. Между собой братья ордена называли друг друга "муж" именно потому, что считались достойными мужами. Характерным для одеяния своего ордена они считали оголенный меч, непременно размещавшийся на пояснице с левой стороны.
Третьим братом ордена был неприметный и рыжеволосый рыцарь, персона которого и устроила переполох в королевской общине связанный с вековой кражей. Позже ходили слухи, что именно один из писарей рукописи является тем самым Третьим братом, но подтверждения этому так и не нашлось.
Итак, рукопись была украдена.
- Объясните мне, зачем вы это сделали? - ударив в сердцах ладоней по дубовому столу, спросил Первый брат.
Третьий молча стоял перед ним, нервно царапая указательным пальцем правой руки рукоять оголенного меча.
В дальнем углу резиденции послышалась грубый мужской кашель.
- Уважаемые мужья, будьте совестливее, дрыхнуть охота.
Это был Второй брат ордена Шамильевого братства. Его почти постоянное отсутствие не особо смущало остальных братьев ордена, в отличии от его частого ворчания. То он негодовал, что ему не дают спать, то порывался устроить братские гулянья, то влипал в истории связанные с прекрасным полом.
- Там вопрос, напрямую связанный с ущемлением дамских вопросов - едва слышно прозвучало от Третьего брата, - я подумал, что вам понравится эта ситуация.
- Понравится? - громко воскликнул Второй брат. - Да ты наверное обезумел! Кому способно понравится прямое унижение женского пола!
- Друзья мои, давайте успокоимся. Я бегло изучил документ. И правда, оскорбление явно на лицо. И кажется, оскорбление адресовано и к близким нам дамам. - задумчиво протянул Первый брат, вызывая в памяти образ одной из, и наверняка самой любимой дамы сердца.
- Ну не знаю кому как, а близкой себе дамы я не лицезрю в наличии. - отозвался Четвертый брат ордена, все это время тщательно натирая лады на грифе лютни. Послышался приглушенный звук звона струн. - До-мажор господа, до-мажор. - меланхолично прокомментировал он, как только звук утих.
- А что это вы, друг мой, небрежно так держите инструмент? - почесывая затылок, наконец встал с кровати Второй брат.
-Небрежно? Да как вы смеете, друг мой, осуждать меня в отношении к моему же инструменту. Я сам лично вырезал и собирал корпус лютни, и заметьте, из редкого черного дерева. - гордо погладил деревянный лаковый корпус.
- Да на вашей холенной лютне, замечу, что изготовленной из одного из дерева, скрывающего нашу скромную резиденцию, я не покорил ни одного дамского сердца. - иронично произнес Второй брат.
- Это вина скорее вашей бездарной игры, нежели моего инструмента. - обижено отвернулся Четвертый брат.
- То что вы первый научились владеть инструментом, еще ни о чем не говорит, а вот то, что я пользуюсь успехом у дам куда больше вашего, явно показатель. - гордо похлопав себя по груди, заявил Второй брат.
- Господа, не в вашем праве говорить об успехе у дам, ибо в этом случае вы мрачнеете подле меня. - спокойно отозвался Первый брат.
- Ну что ж, не будем и вправду об этом, - понуро сказал Второй, вспоминая частые подвиги в дамских похождениях своего друга, - что у нас произошло в белом свете то, господа?
- Наш брат осмелился украсть грамоту, тобиш рукопись, которая оскорбляла женщин.
- И каковым же образом, - не отрываясь от лютни, почти шепотом спросил Четвертый.
Повисла тишина, не то что бы славные рыцари ордена сомневались, но такая точность их застала врасплох. Третий брат, он же писарь, ученный, застенчиво молчал, продолжая царапать рукоять оружия, сам основатель ордена, не утруждаясь в поисках в самой рукописи, ждал, пока ему озвучат суть всего. Тишина затянулась. Послышался глухой звук звона струн. Четвертый брат драматично запел балладу о тяжкой жизни одинокого витязя.
- Ну что ж, не будем вдаваться в суть, по сколько нам ее не разъяснят, - Первый брат, он же Шамиль, сделав паузу, назидательно взглянул на писаря, тот отстраненно молчал, - а просто решим возникшую проблему.
- Мой меч всегда в вашем распоряжении, - зевнул Второй брат ордена, и уселся за обеденный стол, - кажется яблоки умудрились прокиснуть, - принюхался он к сосуду с фруктами.
- Тогда из них выйдет отменное пойло, - отозвался Четвертый брат.
- Господа, ну может все таки сделаем доброе дело, - слабым голосом сказал Третий брат.
- Охохо, и каким же образом? - спросил Первый.
- Подделать - шепотом сказал Третий, приложив руку к губам.
- Что? - хором отозвались члены ордена
- Ну как же, там, в графе под номерным знаком 39, уточняется, что женщины не имеют права претендовать на какие-либо права.
- Так, господа, вы хотите сказать, что мы должны дать дамам права? - удивленно спросил Второй брат.
- У них всегда есть право приподнимать подол юбки, и к чертям позабыть об панталонах, которые забирают так много времени, когда посчастливится к ним добраться, - расхохотался Первый брат.
- Я просто предлагаю убрать уточнение о дамах. - все так же тихо и застенчиво молвил Третий брат.
- С чего бы нам это делать,- закончив завывать песнь, спросил Четвертый.
- Ну как, скучно ведь, без дам. - тихо сказал Третий
- Ахаха, да вам, господин писарь, и "не дам" даже не удавалось услышать, что уж говорить о "дам" - с хохотом сказал Первый.
Послышался басистый смех. Стая птиц, гревшаяся на ветвях деревьев подле резиденции ордена испуганно снялась с места, и отлетела на значимое расстояние.
- Обсуждая рукопись, господа составляющие насмехались над женским полом, называя их глупыми и безмозглыми особями, способными только приносить удовольствие в спальных утехах, ибо даже их трепля не годится для светских мероприятий - приподняв подбородок, и усилив тон, сказал Третий брат ордена, писарь.
Господа рыцари замолчали. Четвертый брат отложил свой инструмент, приподнялся, почесав свой кудрявый затылок, подошел к окну, и всмотрелся в пасущихся на лужайке лошадей.
- Кольчугу будем одевать? - спокойно спросил он.
- Будьте добры, сударь, подайте мне мою накидку, ато сегодня обещают дождь, сказал основатель ордена.
- Дождь? Но небо ясное, - засеменил к оку Третий брат.
- Дождь из черных языков, которые носят хозяева голов, осмелившиеся оскорбить честь моей, - запнулся, поправил голос основатель, - моих дам сердца. - он потуже затянул пояс, на котором висел до блеска отполированый меч.
Третий брат по привычки, царапнув рукоять своего меча, одобрительно кивнул.
- Может все таки, изменить рукопись, и не заметно вернуть? - боясь собственных слов, сказал он.
- Господа братья, политика нашего с вами ордена мне импонирует тем, что она не знает границ, когда есть возможность начистить кому то морду. - задорно сказал Второй брат, осматривая свой меч.
Позвенев шпорами, основатель ордена, скрутил украденную рукопись, запихнув ее под кожаную стеганку, накинул чешуйчатый панцирь, и открывая затворы резиденции, присвистнул, подзывая коня.
- Рукопись будет изменена, да только теми, кем она была испорчена и осрамлена. - решительно сказал он, и запрыгнул на коня.
Оставшиеся члены ордена не заставили себя долго ждать, и поспешили за ним. Третий брат , томно вздохнув залез на свою лошадь, доставшуюся ему в память от деда, питавшему слабость к выращиванию кобыл с пышными гривами, и не умея пришпоривать ее, с едва слышным в потоке ветра "но", последовал за товарищами.
Прибавляя ходу коню, Четвертый брат догнал основателя ордена.
- Я с радостью предоставлю вам свою руку с оружием в помощь, но с условием: если мне посчастливится вернуться живым невредимым, вы поможете мне повидать не дурную собой даму, перекинуться нею двумя-тремя словами, и хоть один раз поцеловать ее.
- Согласен, - прокричал в его сторону Первый брат, - Вы о ком-то конкретно?
- Нет, я нуждаюсь в вашей помощи.
Шамиль расхохотался, и согнув руку в кулаке, вольно помахал им над головой.

***
Всадив посильнее шпоры в бока коня, так что тот эхом раздался по всему королевскому двору, не обращая внимания на преграды, Основатель Шамильского ордена братства, ворвался в тронный зал, и остановился, озираясь.
- Наверное, я не ошибся, - громко крикнул он, и поблескивая оголенной шпагой на поясе так и остался верхом на коне.

***
Неприметный рыжеволосый писарь, которого коллеги за глаза прозвали "ученный остряк", а близкие друзья Третьим братом, битый час кропотал над новой Малой рукописью Дозволенностей, которую составили все высокопоставленные личности во главе с королем, а так же, по требованию неизвестного до селе, и как оказалось еще и Графа Шамиля и братьями его ордена, во главе с самой королевой, которая не скрывая восторга в глазах следила за тем, дабы дамам были выделены привилегии в сией рукописи. Мотивировал свои претензии и нужду в подобном глава ордена тем, что как бы там не было - а прекрасное должно сопровождать все. Свою речь он закончил низким поклоном королеве, сопровождающимся заметным ей подмигиванием, и в ручку высокопоставленной особе незаметно вложил маленькую белую розочку.
По окончанию встречи, как только братство покинуло тронный зал, король бормоча прозвал его грубияном, а во всеуслышание заявил:
- Сей день, господа, пусть НЕ войдет в историю, как день, когда король пошел на поводу у несуществующего ордена, угождающего дамским вольностям.
***
Первый бат, муж Шамиль, он же Граф, представлявший себя по всюду как только воин, и не иначе, облаченный в доспехи, прискакал на своем коне, под, располагавшийся около женского монастыря, замок, в котором проживала дочь великого полководца королевского войска. Та самая дочь часто любила заметить то, как красил его щит у груди, и шлем на голове, и перевязь меча на левом боку! Юноша был высок, силен, красив, строен, конь под ним был быстр и проворен, и рыцарь направил его прямо в ворота. Следом за ним, прячась в тени пишнолистых деревьев, скакал еще один всадник.
Не за долго до этого, у двоих братьев ордена состоялся маленький разговор, в котором один другому сообщил:
- Если желаешь научиться управляться в красноречии с дамой, и расположить ее благосклонность к себе, следуй сегодня за мной, утаись где-нибуть в неприметном месте, и слушай все, о чем мы будем говорить.
- А сами вы, при личной беседе, не можете меня обучить?
- Ну что вы, вам надобно детально все понять, а никогда я не бываю так искренен, как при личной встрече с одной милейшей особой!
- Но как же, вы мне обещали встречу!
- Вот там есть одна леди, кузена милой мне особы, вот там, брат мой, и действуй.

Так вот, пришпоривая своего коня, ни о чем глава ордена и не помышлял, так погружен
он был в мысли о той самой дочери, своей нежной подруге, что забыл о поводьях и о
том, что ему надлежало делать. Конь же, почувствовав шпоры, понес его в
парадную ее замка.
В тот день Дочь встала, надела платье из прекрасного шелка, и пошла гулять по саду, прямо по росистой траве.
У нее были темные кудри, живые, карие веселые глаза, тонкое лицо, прямой
красивый, но к ее личному мнение, несчастно огромный нос, алые губки, подобные вишне или розе в летнюю пору, и белые мелкие зубы. Упругие маленькие груди приподымали ее одежду, как два волошских орешка. Стан был строен, и обнять его можно было двумя ладонями. Она гуляла в тени, потому что солнце светило слишком ярко. Долго Дочь бродила, пока не подошла к парадному входу, где только прискакал ее друг.

- Моя прекрасная, нежная подруга,-- сказал он, узрев Дочь- когда нет возможности вас увидеть - я умираю! Меня страшит мысль о том, что первый, кто вас увидит и кто только сможет, сейчас же схватит вас и положит на свою постель и сделает вас своей наложницей. А после того, как вы разделите ложе не со мной, а с другим человеком, не думайте, что я буду ждать, пока попадется мне нож - нанести себе удар в сердце и умереть. Нет же, я вовсе не стану дожидаться этого, но при первом удобном случае, лишь я увижу каменную стену или серый камень, я так сильно ударюсь головой, что голова моя разлетится на мелкие осколки. Лучше мне умереть такой страшной смертью, чем услышать, что вы разделили чужое ложе.
- Ах,- сказала она,- я не могу поверить, что вы меня так любите, как вы говорите, но я вас люблю еще больше!
- О прекрасная, нежная подруга! - воскликнул рыцарь,- не может быть, чтобы вы любили меня даже так же, как я вас. Женщина не может так любить мужчину, как мужчина женщину. Ведь любовь женщины в ее очах, и в кончиках грудей, и в ступнях ног, а любовь мужчины покоится в сердце, и уйти оттуда она не может.
Пока Граф Шамиль и Дочь великого полководца беседовали между собой, всадник, таившийся все это время в тени, незаметно для себя уснул, так и не постигнув учений своего орденского брата.
Так проходил день из жизни двоих братьев несуществующего ордена, что касательно Второго брата, он ответственно нес службу, охраняя границы владений короля. Так и не подозревая, что одним солнечным утром, он перепутал свой меч с мечом Третьего брата, писаря, который особо и не пользовался данным оружием, а по сему заметить подмену ему и не судилось, невзирая на тщательную придирку к разным мелочам, свойственную именно ему по долгу профессии.

Существуют люди, столь мало известные человеческим общинам, что не всякий историк может о них знать. Вот в такие люди и совершают судьбоносные события. Вот одни из них и относились к самопровозглашенному ордену Шамильского братства, которое крепкой мужской дружбой вершили правосудие, питая толи в тайне, толи явно, слабость к прекрасному женскому полу.

Категория: Рассказы Автор: Таня Лотоцкая нравится 0   Дата: 12:08:2014


Председатель ОЛРС А.Любченко г.Москва; уч.секретарь С.Гаврилович г.Гродно; лит.редактор-корректор Я.Курилова г.Севастополь; модераторы И.Дадаев г.Грозный, Н.Агафонова г.Москва; админ. сайта А.Вдовиченко. Первый уч.секретарь воссозданного ОЛРС Клеймёнова Р.Н. (1940-2011).

Проект является авторизированным сайтом Общества любителей русской словесности. Тел. +7 495 999-99-33; WhatsApp +7 926 111-11-11; 9999933@mail.ru. Конкурс вконтакте. Сайты региональной общественной организации ОЛРС: krovinka.ru, malek.ru, sverhu.ru