Olrs.ru / Конкурс
КОНКУРС

Регистрация

Логин

Пароль

забыли пароль ?










---






Братья

Эшелон катился уже седьмой день, практически без остановок.
Через маленькую щель, в углу вагона, Василь почти все время пути смотрел на уходящий от эшелона мир, пытаясь запомнить приметные места.
Но на четвертый день все исчезло, и унылый однообразный вид снежной пустоши утомил его. Ни деревца, ни кусточка, кругом только снежная белизна, режущая глаза.
И когда эшелон, в очередной раз остановился, но стук колес сменил безудержный лай собак, стало понятно, доехали. Василь снова заглянул в щель и увидел вдоль вагонов шеренгу солдат с собаками, а за ними лежала все та же земная пустошь.
Их высадили. Построили в ровные шеренги, пересчитали поголовно. Затем взвод автоматчиков сопровождавших этап, вернулся в вагоны. Паровоз свистнул, тронулся и вскоре скрылся, словно его и не было.
Этапников снова перестроили, теперь уже в колонны поплотней.
- Направо! Шагом марш! – скомандовал старший, и колонна медленно двинулась в сторону лагеря, который находился в километрах шести от железной дороги.
Люди в колонне оживились, надышавшись свежего воздуха. По оттекшим от бездействия ногам, побежала кровь, и вскоре шагать стало легче и веселей, не смотря на холод.
Солдаты, в одинаковых тулупах, лениво брели вдоль колонны, позволяя собакам тащить себя за поводки.
Наконец, показались бараки, окруженные двойной стеной колючей проволоки и вышками по всему периметру.
У Василя защемило сердце, он еще раз оглянулся назад за смыкающую колонну пустошь и подумал: «Отсюда не уйти!».

2.

Ночью, на четвертый день, кто-то тронул ногу Василя и потянул к себе.
Василь вскочил и в темноте силился разглядеть, кто его разбудил.
- Эй, хлопчик, слезай! Дело есть, – сказал шепотом незнакомец.
Едва проникающий свет в барак осветил его лицо, и Василь признал в нем одного из воровских своего барака.
Василь спрыгнул с нар и встал напротив. Его друзья, соседи по нарам, проснулись и теперь развернувшись, слушали их разговор.
- Чего тебе? – спросил Василь.
- Пойдешь со мной, - сказал незнакомец. – С тобой хотят поговорить. Тут недалеко, через барак.
Василь вопросительно взглянул на своих друзей. Старший из них, по имени Андрей, спрыгнул и встал между ними.
- Никуда он не пойдет! – сказал он. – А ну, говори, кто его звал?
Незнакомец, переминаясь с ноги на ногу, было видно, что он испугался, жалостно ответил:
- А я почем знаю хлопцы, кажись из ваших! У нас сам знаешь, лишних вопросов не задают! Да мне уплачено уже. Нет, так нет! Вот пойду и скажу.
- Ты не крути! – сказал товарищ Василя. – Наши бы сначала знать о себе дали. Тут все по своим понятиям живут. А вот от кого ты, не пойму я!
- Не знаю я, не знаю, - занервничал незнакомец. – Не сказал он! Только я с него слово взял, что хлопец живым – здоровым к вам вернется!
- Ну, тебе слово дать, не сильно обмажешься! Ладно, стой тут, – сказал Андрей и повернулся к Василю. – Что, Василь? Пойдешь, али как? Вообще-то тут словами не бросаются. Может и правда, кто из наших?
- Пойду я, - сказал Василь и без лишних слов ушел с незнакомцем.
Они прошли к бараку и вошли. У самого входа, в закутке стояла печка-буржуйка и самодельный на козлах стол. За столом сидел, полусогнувшись к печке человек. Он обернулся, и Василь признал в нем своего старшего брата Степана.

3.

Степан был болен, его знобило.
Василь добавил ему в кружку кипятка, Степан обхватил кружку руками, словно пытался впитать тепло от нее в себя.
- Домашних давно видел? – спросил он.
- Давно, - ответил Василь. – Я как немцы отступать начали, старался быть подальше от наших мест. Придут ваши, загребут за пособничество братишку-то. Гришка один остался с родителями. От Ганки, какая помощь, у нее своя семья.
- «Наши - ваши», все равно забрать могут. Ты – бандеровец, я – враг народа. Все одно – передохнем мы здесь!
- Ну, уж нет, браток! – сказал Василь. – Ты как хочешь, а я вот приглянусь и уйду отсюда!
- Куда уйдешь? – усмехнулся Степан. – Здесь сотни километров полупустыни и птицы облетают эти места. Погоди, а чего это ты Василь, седой уж весь?
- Не поверишь, за одну ночь посидел.
- Что так?
Василь опустил голову, помолчал и заговорил:
- Да, так. Помнишь дядьку Петра, с соседнего хутора? Так его твои коммуняки, в председатели определили. Мы в ночь туда зашли, вроде как за харчами, да потом кто командиры порешили и к дядьке Петру зайти, вроде как припугнуть. Не знаю, что там у них вышло, только сожгли они там всех. Живыми в печи, всех. И тетю Оксану и детишек. Крики их до сих пор в ушах стоят, вот.
Степан сжал кулаки и опустил голову.
- Что же ты, Василь?! А помнишь, он все как к батьке заходил, так завсегда тебя на колени сажал и гостинцами угощал?
- Не был я там! Я в оцепление стоял! А ты, Степан, когда сельчан наших со своими дружками пострелял как пособников, вспомнил, что среди них двоюродный дядька твой?
Степан промолчал, а позже сказал, не поднимая головы:
- Да нечто нас мать с отцом родили кровь проливать, вот этими руками?
- Не знаю я, братка, да только гореть нам в пламени адском. Будь оно все проклято!
- Да мне уж скоро, - отозвался Степан. – А ты уж побереги себя Василь, авось свидишься с родными. Так ты передай им поклон от меня.
- Да что ты, Степан, - сказал и обнял брата Василь. – Вместе, вместе поклонимся родителям!

3.

Спустя два дня, на построение, Василь услышал за спиной знакомый голос, того самого, из воровских.
– Слышь хлопчик! Велено передать. Знакомого твоего в лазарет отправили. Сказали, плохой он. Если хочешь увидеть живого, поспешай. После построения я буду ждать у барака. Иди за мной, я покажу, как в лазарет пробраться.
После построения у барака Василь увидел знакомую фигуру. Тот заметил, что его увидели, развернулся и пошел вдоль барака. Василь поспешил за ним.
Поплутав по снежным лабиринтам, они, наконец, остановились, подняли по сугробам к краю дороги, и его попутчик сказал, указывая на небольшой барак:
- Вот он, лазарет! Ползи к нему. Двери с другой стороны. Пройди незаметно, а внутри и персонал и врачи из зека, там спросишь, кого надо, давай!
Василь перемахнул через сугробы и где ползком, а где и пробежкой согнувшись, подбежал к стене барака. Решив, обойти барак справа, он осторожно стал передвигаться вдоль стены.
Почти у самого угла барака он натолкнулся на небрежно сваленные трупы и тотчас узнал среди них своего брата.
Степан лежал уже одеревенелый, с широко открытыми глазами и приоткрытым ртом.
Василь опустился на колени, положил на них голову брата и беззвучно заплакал, утирая от слез и мелко падающего снега лицо Степана, отчего оно вскоре стало влажным и мягким.
Неожиданно из-за угла барака появился солдат. Он взглянул на Василя, отвернулся, скоро помочился на стену. Затем повернулся и, оправляясь на ходу, подошел и спросил Василя:
- Эй, ты чего тут?
- Это брат мой, - ответил Василь. – Можно я побуду с ним?
- Чего-о! – потянул солдат. – А ну, марш отсюда!
- Братишка! – сказал Василь, поднимаясь с колен. – Я чую, ты наш хлопец, с Украины. Позволь, а?
- Тебе, вражина, тамбовский волк – брат! – зашипел солдат. – Дуй отсюда, чтобы духу твоего здесь не было!
- Ах ты, гад! – сказал Василь. – Попался бы ты мне на воле, посмотрел бы я на тебя вояку!
Солдат оглянулся вокруг, чему-то вдруг улыбнулся.
- Не бойсь, не попадусь! – сказал он, и мелко перекрестившись, снял с плеча карабин. Почти не целясь, выстрелил прямо в сердце Василя.
Василь, разве что лишь успел взглянуть на брата и упал рядом.
На выстрел тотчас прибежали офицер с двумя солдатами.
- Кто стрелял? Что случилось? – спросил офицер.
- Вот, товарищ лейтенант, - махнул в сторону Василя солдат. – Бросился на меня, хотел оружие забрать!
Офицер оглянулся вокруг и сказал:
- Напал, говоришь? Что-то я следов борьбы не вижу?
- Да что же я, должен был ждать, когда он мне на шею броситься, - сказал обиженно солдат. – Да гляньте, чего он тут делал!? Сидел и ждал, на кого напасть!
Офицер потоптался еще вокруг, махнул рукой и сказал стоявшему рядом солдату:
- Ладно! Сержант! Сейчас пройдете с рядовым к дежурному офицеру и оформите труп.
- Есть! – ответил сержант. – А что, товарищ лейтенант, труп тоже до дежурного?
- Да на кой он ему нужен, - ругнулся офицер. – Запомни номер и оформляйте, вот как он все рассказал. А труп бросьте к остальным.
Лейтенант ушел. Сержант с солдатом подняли тело Василя и после короткого взмаха бросили поверх других трупов.
- Пошли! - сказал сержант и двинулся вперед.
Солдат быстро оглянулся, взглянул на Василя, чему-то улыбнулся и мелко перекрестившись, поспешил за ним.

4.

У ворот лагеря, на высоком столбу, нещадно скрипел прикрытый колпаком фонарь. Раскачиваясь, он освещал будку часового и едва заметную, припорошенную снегом дорогу к лагерю.
По освещенной прожекторами дороге, из-за бараков показались запряженные лошадью сани-розвальни.
Они едва приблизились, как часовой, без всякой команды распахнул ворота.
- Тпр-р-р-! – скомандовал солдат управлявший санями и едва они остановились, легко соскочил с них.
- Здорово, Ваня! – приветствовал солдата часовой. – Давно я тебя здесь не видел!
- А у нас график не совпадал, - ответил ему солдат. – Сейчас зима, товар не портится, вот и вывожу раз в два, а то и в три дня.
- Понятно! – сказал часовой, и, приблизившись, взглянул в сани.
На санях лежали, не вдоль, а поперек, аккуратно сложенные друг на друга трупы. Причем, головами в одну сторону, ногами в другую.
- А что Вань, неплохо тебе служится, - сказал часовой. – Числишься тут труповозом, а домой придешь, так бабам все будешь рассказывать, что чуть ли не государственных преступников охранял!
- А че!? – откликнулся солдат, указывая на трупы. – Чем они не государственные преступники? Какая разница, живые они, али мертвые? Вот только званиями, да значками меня обделяют.
Часовой рассмеялся, но видимо, привыкший донимать своих собеседников спросил:
- А за что тебе значки – то? Ты вон сегодня на политзанятиях, не мог вспомнить, на каком съезде Ленин меньшевиков разоблачал! Что ж ты так?
- А ну их! Разве все упомнишь! – ответил солдат, и снова указывая на сани, прибавил. – Вон их до сих пор разоблачают! Не одному мне на службу возить хватит!
Они прошлись вдоль саней, и часовой вдруг сказал:
- Смотри! Смотри! А вот этот как похож вон на того!
Солдат взглянул и удивился:
- И впрямь похож, - сказал он. – Только вот этот вроде постарше. А которого помладше, стрельнул кто-то!
- Это Сахно его стрельнул! Уже третьего стреляет, как будто при попытке к бегству. Все отпуск хочет заработать!
- Ты подумай! Не боятся-то люди греха! – сказал солдат и прибавил – Ну давай, принимай товар, а то мне еще возвращаться издалека.
- Это мы мигом! – согласился часовой.
Он прошел за будку, достал из-за нее кирку, обрезанную для легкости с одной стороны, скоро и умело пробил ею черепа всех трупов.
- Нормально! – сказал он. – Послушай Вань, а куда ты их возишь? Говорят что та траншея, которую мы еще по осени приготовили уже полная.
- А зам по хозчасти нашел немного дальше одну расщелину, так я туда свожу. А по весне землей закидают! Ну, бывай служба!
Солдат легко запрыгнул на сани, дернул за вожжи и скомандовал:
- Но-о-о! Вперед Сивка! За Родину! За Сталина!
Лошадь поднапряглась, рванула, оторвала с места, примерзшие было сани, и двинулась прочь от лагеря.





Категория: Рассказы Автор: Шакир Амил нравится 1   Дата: 30:01:2013
Пользователи которым понравилась публикация
Ларионова Маргарита


Председатель ОЛРС А.Любченко г.Москва; уч.секретарь С.Гаврилович г.Гродно; лит.редактор-корректор Я.Курилова г.Севастополь; модераторы И.Дадаев г.Грозный, Н.Агафонова г.Москва; админ. сайта А.Вдовиченко. Первый уч.секретарь воссозданного ОЛРС Клеймёнова Р.Н. (1940-2011).

Проект является авторизированным сайтом Общества любителей русской словесности. Тел. +7 495 999-99-33; WhatsApp +7 926 111-11-11; 9999933@mail.ru. Конкурс вконтакте. Сайты региональной общественной организации ОЛРС: krovinka.ru, malek.ru, sverhu.ru