Olrs.ru / Конкурс
КОНКУРС

Регистрация

Логин

Пароль

забыли пароль ?










---






Ресси

Обеденный перерыв близился к завершению. Следуя привычке, придя из столовой на рабочее место, он первым делом машинально набрал знакомый номер телефона, чтобы убедиться: дочь после окончания занятий благополучно вернулась домой…
Они не проживали совместно уже много лет – так получилось, что супруга, не найдя общего языка с его родными, приняла решение воротиться в отчий дом, когда девочка была ещё совсем маленькой. Принципиальных возражений по многим причинам у него не возникло. Сказать честно, в свои двадцать пять, когда стал отцом, он совершенно не был готов к семейной жизни. В голове постоянно циркулировали всякие фантастические сюжеты, которые так и просились на бумагу, чтобы остаться незавершёнными набросками на разрозненных листках, сложенных в пыльную архивную папку, ожидавшую наступления «лучших» времён на нижней полке книжного шкафа. Работа инженером в лаборатории научно-исследовательского института не была ему в тягость, так как он, единственный мужчина в доме, с ранних лет был «на ты» с бытовой техникой, ремонтируя, придумывая и внося усовершенствования привычными к инструментам руками. Занятия на последнем курсе вечернего отделения института также не обременяли одного из лучших студентов потока, так что оставалось свободное время для часто затягивавшихся далеко за полночь посиделок со старыми приятелями-одноклассниками, компанию которых он предпочитал новым знакомым.
Находясь в круговерти насыщенной событиями жизни, он, тем не менее, ни при каких обстоятельствах не забывал о том, что у него растёт ребёнок, и когда супруге повезло выхлопотать отдельную квартиру в отдалённом районе, деятельно включился в обустройство на новом месте. Тогда и взял за правило ежедневно после работы, если не отвлекали какие-либо уж очень важные дела, заезжать повидаться с дочерью. Выходные дни также чаще всего проводил с семьёй.
Девочке исполнилось четырнадцать. Зная о её мечте иметь собаку, отец изучил газету с рекламными объявлениями, созвонился с заводчиком и условился о встрече. За питомцем они поехали вместе, и девочка сама выбрала пришедшееся ей по душе живое существо. Домой вернулись с подарком - в хозяйственной сумке подрагивал и тихонько скулил от страха чёрно-рыжий кудрявый комочек - немного уже подросший щенок эрдельтерьера.
Собачка и впрямь оказалась великолепной – крепенькая, шустрая и игривая. Согласно клубным правилам, с которыми их познакомил хозяин, ей следовало дать имя на букву «Р». Девочка, недолго подумав, решила назвать её Ресси.
К неожиданному появлению в квартире нового жильца мама отнеслась несколько настороженно, но, увидев сияющее личико дочери, без лишних слов постелила на свободном месте в прихожей старенький коврик, но всё-таки не удержалась от нравоучений и проворчала что-то в том духе, что «животное, мол, – это не игрушка и уж если завела его, то будь любезна, не забывай ухаживать»!
Выяснилось, что и без напоминаний старших дочка принялась всерьёз заботиться о питомице. Когда собачка достаточно окрепла, её записали на занятия к тренеру, который проводил дрессировку. Собачья площадка располагалась довольно далеко от дома, и дочь с эрделькой на поводке дважды в неделю целеустремлённо преодолевали неблизкий путь. От подростка трудно ожидать проявлений упорства и терпения. К счастью у девочки оказалось в достатке и того, и другого, что позволило успешно пройти два курса обучения, положенных всякой благовоспитанной собаке.
К тому времени, о котором идёт речь, дочь уже окончила школу и обучалась на втором курсе института. Ресси же, ставшая не только полноправным членом семьи, но и любимицей всех троих, сформировалась в прелестную особь золотисто-рыжей масти с темными пятнами на висках и ушах. С утра, перед отъездом в институт, дочь старалась выгадать полчаса, чтобы самой вывести её на прогулку. Обычно ей это удавалось. Вечером же получалось по-разному. Он приезжал, как правило, около семи часов. Если в этот час Ресси была дома, то лежала в прихожей мордой к двери и чутко прислушивалась ко всему происходящему за пределами квартиры. Заслышав знакомые шаги, едва только он выходил из кабины лифта, она вскакивала на лапы, начинала волчком вертеться на месте, , и тихонько поскуливать от радости. Застегнув ошейник и прицепив поводок, он выводил собаку на улицу, и они отправлялись через дорогу на огромный пустырь, постепенно облагораживаемый и на глазах превращающийся во вполне цивилизованную прогулочную зону. Когда-то давно на месте пустыря располагался посёлок, о котором напоминали две обсаженные деревьями аллейки, ведущие на водораздел между Самотёчным прудом и большим заболоченным оврагом.
Случалось и так, что подходя к дому, он заставал своих на прогулке. Тогда Ресси, почуяв его приближение, начинала рваться с поводка. Получив же свободу, мчалась навстречу, смешно задирая задние лапы, а подбежав, пыталась допрыгнуть и выразить восторг, охвативший всё её существо, лизнув влажным языком лицо мужчины…
Дочь сняла трубку тотчас же, будто дежурила у аппарата.
- Ты уже выходила с собакой? – отец, как повелось, задал традиционный вопрос.
- Мы гуляли, но случилась неприятность. Ресси убежала от меня, и я на неё очень рассердилась.
- Да полно тебе! Она, наверное, просто заигралась. По-моему, вовсе нет повода гневаться. Надеюсь, вы уже помирились?
- Ты не понял меня: я сказала, что собака убежала. Её нет дома.
- Подожди, - смешался отец. – Как это, «нет дома»? Её нет, а ты спокойно сидишь?
- Да уж, спокойно! Я вся так и киплю от негодования, – капризным тоном протянула дочь. - Я искала Ресси, сколько было сил, звала её – она не отозвалась. Не могу же целый день болтаться на улице! Тем более что завтра у нас опрос, и мне необходимо к нему подготовиться. Пусть, пусть побегает, поищет теперь меня. Может быть, поймёт, что совершила проступок, за что и наказана!
- Знаешь, а вот я тебя сегодня совсем не понимаю, - он бросил трубку и долго не мог сосредоточиться. Пальцы, которыми он, чтобы успокоиться, пробовал отбивать ритм по краю крышки стола, не слушались и подрагивали от возмущения. Убежавшая собака овладела всеми его помыслами, а служебные дела отошли на десятый план. Что-то следовало предпринять, причём немедленно. Решив, что толка от сидения в кабинете сегодня не будет, он доложился начальству и поехал на московскую окраину, где проживали жена с дочерью.
Стоял конец октября, смеркалось рано, потому следовало спешить. Возможные места прогулок были прекрасно знакомы, поэтому ещё в автобусе он продумал маршрут своих поисков. Прежде всего, пока совсем не стемнело, решил выйти на проходившую по другую сторону пруда, там, где заканчивался пустырь, оживлённую магистраль - убедиться, что собаку не сбило машиной. К счастью, в доступной для обзора зоне обочины ничего похожего не высматривалось. Представлялось разумным обойти все те места, где обычно дочь выгуливала Ресси. Быстрым шагом обогнув пруд по тропе, петлявшей среди тростниковых зарослей и кустов ивняка, протянувшейся по извилистому берегу на полтора-два километра, время от времени безрезультатно окликая собаку, он ни с чем вернулся на исходную позицию к автобусной остановке, откуда начинал свой поход.
Немного постояв в раздумьях, куда бы двинуться далее, от безнадёжности зашёл в продовольственный магазин, где купил бутылку марочного портвейна. Нельзя сказать, что он был большим выпивохой, однако по праздникам и в хорошей компании стаканчик-другой пропустить не отказывался, а тут - такая вот оказия. Одним словом, нервотрёпка, сплошное расстройство…
Вторично, теперь уже медленно и понуро, направился он в сторону пруда, туда, где в полусотне шагов от освещённой редкими фонарями проезжей части, за которую не осмелились перешагнуть жилые дома, сгущался мрак. Вспомнив, что на берегу ему попадалось поваленное дерево, он решил отыскать то самое место, где немного передохнуть. Присев на шершавый ствол, достал из кармана бутылку, откупорил и, сделав большой глоток, задумался. Ему было жаль собаки и горько от жестокосердия дочери, так легко отказавшейся от продолжения поисков. В памяти то и дело возникал остро-пронзительный преданный взгляд тёмных миндалевидных глаз эрдельки.
- Эх, Ресси, Ресси! Ну что такое вдруг приключилось с тобой? – только и смог выдохнуть с болью в голосе мужчина, как вдруг за его спиной зашуршала высокая трава. От неожиданности он вскочил и повернулся в сторону шума. Из раздвинувшихся на стороны зарослей тростника выглянула родная рыжая морда с чёрным подвижным кончиком носа и настороженно приподнятыми, направленными вперёд ушами.
- Так вот где ты, оказывается, прячешься! Ну, иди же скорее ко мне, - обрадовался он и как только мог ласково позвал собаку, протягивая в её сторону руки. – Ну, иди, иди ко мне, не бойся!
Ресси подбежала и осторожно лизнула его ладонь. Он погладил собаку по голове, но та внезапно отпрянула, будто вспомнив какую-то затаённую обиду, и в несколько прыжков скрылась в гущине. Инстинктивно он метнулся было за беглянкой, но, осознав тщетность догонялок в темноте, в отчаянье опустился на место. Сделав несколько глотков из пустеющей бутылки, дрожащим голосом мужчина заговорил с собакой так, точно она находилась рядом:
- Ну и что же ты, дурочка, такое вытворяешь! Разве гоже обученной собаке сбегать от хозяев? А выскочишь на дорогу - там вдруг машина, а если драчливые бродячие псы загонят, или сведёт кто лихой - что тогда, мы-то как без тебя?
Тут снова зашелестела сухая трава. Продравшись меж высоких колосящихся стеблей, Ресси выпрыгнула на чистое место и, опустив голову, подбежала к нему с виноватым видом. Она встала перед ним, покорно уткнувшись лбом в его колени. На этот раз он поступил более предусмотрительно и, придерживая одной рукой ошейник, другой освободил ворот рубашки от галстука, применив его вместо поводка. Собака послушно уселась рядом на землю. Изогнув шею и раскрыв пасть, словно в улыбке, она, шумно дыша, вполоборота преданно смотрела, как слёзы радости одна за другой скатываются по щекам хозяина.
- Обидели тебя, девочка, да? Не могла же ты сбежать без серьёзной причины! Не понимает твоя хозяйка, что тебе требуется всё её внимание, и не желаешь ты делиться им с какой-то там подружкой, случайно встреченной и отвлекающей своими пустыми разговорами от самого важного на данный момент дела – общения со своей собакой. На прогулке вам должно всецело принадлежать друг другу. Ты готова хоть сто раз выполнить любую из знакомых команд, неутомимо мчаться снова и снова разыскивать далеко кинутый мячик, ложиться и вскакивать, повинуясь и слову, и жесту, перепрыгивать через препятствия. Её же обязанность – хвалить тебя, восхищаться твоими уменьями, да радоваться, какого верного друга и преданного защитника обрела в твоём лице.
Ладно, уж, не сердись больше, прости её! Пойдём же скорее домой, тебя там все заждались!
Услышав знакомое слово «домой», звучащее, как команда, собака весело вскочила и потянула его за собой в сторону рассвеченных огнями многоэтажных корпусов.
Умиленный понятливостью Ресси, он поспешал за ней и размышлял, как отыскать убедительные слова, чтобы доходчивее объяснить и дочери действительные причины происшествия. Что никакой вины за собакой не числится. Ведь в отличие от людей она не знает полутонов во взаимоотношениях. Что неверно достигать повиновения только строгостью и наказаниями. С собакой надо ровно, ласково и терпеливо выстраивать партнерские отношения, прививая тем самым уважение к себе, добиваться полного взаимопонимания, тогда обязательно придёт и любовь, а конфликты станут просто невозможными.
Категория: Рассказы Автор: Виктор Фролов нравится 0   Дата: 14:09:2012


Председатель ОЛРС А.Любченко г.Москва; уч.секретарь С.Гаврилович г.Гродно; лит.редактор-корректор Я.Курилова г.Севастополь; модераторы И.Дадаев г.Грозный, Н.Агафонова г.Москва; админ. сайта А.Вдовиченко. Первый уч.секретарь воссозданного ОЛРС Клеймёнова Р.Н. (1940-2011).

Проект является авторизированным сайтом Общества любителей русской словесности. Тел. +7 495 999-99-33; WhatsApp +7 926 111-11-11; 9999933@mail.ru. Конкурс вконтакте. Сайты региональной общественной организации ОЛРС: krovinka.ru, malek.ru, sverhu.ru