Olrs.ru / Конкурс
КОНКУРС

Регистрация

Логин

Пароль

забыли пароль ?










---
---






Тридцать две спички

- В спичечном коробке тридцать две спички – сухо сказал он.
- Что, прости? – она посмотрела на него недоуменно, не до конца вынырнув из виртуальной реальности, которую сама же тщательно продумывала который час. Звуки печатной машинки стихли, и в комнате наступила непривычная тишина. Это была шумная квартира: гитарные мелодии, бубнеж радио. Иногда – крики. Казалось, что жильцы никогда не спят.
- Тридцать две спички. Ровно. Не тридцать три, не тридцать одна. Тридцать две. Как и зубов у человека – задумчиво протянул он.
Она сжала и разжала пальцы, которые устали нажимать на клавиши. Кисти затекли, спина начала ныть.
- Ты что, считал? – она сняла очки с поломанной дужкой и положила их на кровать возле стопки отпечатанных листов.
- Только что – он улыбнулся, смотря на два следа от «держалок» - У тебя там синяки.
- Все равно – она махнула рукой и с прищуром стала смотреть на коробок в его руке. После очков мир казался сказочным и смазанным. Плавные линии, растертые образы, сливающиеся воедино тени. И люди красивые до умопомрачения, без изъянов, без следов от пудры.
- Зачем ты купила ее? – он бросил коробок на кровать и хрустнул шеей. Он который час сидел на стуле и смотрел, как она, высунув кончик языка от усердия, пропечатывала придуманный мир. Впрочем, кто знает, она могла видеть его наяву.
- Эм… - девушка на миг замялась и зажмурилась – Я так… Символично.
- А если честно? – он приподнял брови, шутя. Не смотря на усталость у него было хорошее настроение. У него всегда было хорошее настроение. Для этого человека не существовало «нейтральной» стадии.
- Приятно ощущать связь с прошлым.
- Поэтому всегда блокнот в кармане, а на тумбочке чернила и перо?
- Ничего смешного не вижу – она потянулась к коробку и открыла его – Тридцать две спички.
- Изобрела бы лучше машину времени! Говорил тебе идти в техникум – он чуть поддался вперед – Тридцать две.
- И правда. Как зубов – она достала одну спичку и чиркнула. Запахло серой. Щепка переломилась. Пламя не вспыхнуло.
- Они и их разучились делать – его пальцы переплетены, он прикасается ими ко лбу.
- Халтурят.
- У нормальных людей уже другие плиты.
- А у нас лампа в виде уличного фонаря двадцатого столетия.
- И тридцать две спички возле плиты.
- Тридцать две… - протянула она и потянулась, запрокинув голову – А еще собственноручно разрисованный потолок.
- И печатная машинка. Ее звуки напоминают мне божественные рапсодии. Покажи, что написала.
- Нет, еще не до конца.
- Да ладно тебе – он резко встает со стула и берет стопку листов.
- Отдай! – она поднимается на кровати и пытается отобрать бумагу.
- О, выбор пути, рассуждения, слишком глубокие философские бредни… Напиши мне что-нибудь легкое. Я хочу спеть ТВОЮ песню. Понимаешь? Твою.
- Я не пишу песни – она нахмурилась и села.
Он, постояв пару секунд без движения, с глухим хлопком бросил стопку листов на кровать. Верхние с шелестом слетели на пол.
- Я не пишу стихи – она опустилась на пол и стала раскладывать страницы по порядку.
Он посмотрел на нее: хрупкая, с длинными волосами, с веснушками, но с большой фантазией.
- Сколько миров у тебя в голове?
- Больше, чем спичек на свете – спокойно ответила Анка, сложив листы и держа их на остреньких коленках.
- Что, прости? – он вздрогнул.
- Тридцать два умножь на бесконечность – она смотрит на него вполне серьезно – В наших глазах миллионы галактик, так дай им возможность жить.
- Ты закрываешь двери в некоторые.
- Не говор ерунду – она встает с пола и отряхивает юбку свободного сарафана.
- Ты не пишешь песни.
- Я не умею.
- Ты можешь все. Просто не веришь в себя.
- Я прозаик.
- Отговорки – перебивает он.
- В моем коробке тридцать две спички. Не тридцать три.
- Ты используешь только половину.
Теперь она хмурится. В глазах оттенка дождевого неба проглядывает недовольство.
- Я не умею.
- А что за тетрадь у тебя в столе? – его голос звучит тише.
- Там не я. Уже не я. Жила когда-то девочка лет пятнадцати. Но пятнадцать, Вань, это мало. Люди только начинают думать… Точнее… Тогда еще ты не до конца человек. Не до конца Ты. Понимаешь?
- Не понимаю – его губы плотно сжаты.
- Вань, подростки находят свой путь позже. Не в пятнадцать. Она жила, писала, но потом произошел перелом. И она стала другой. И творчество тоже изменилось.
- Ты умеешь писать песни.
- Я не умею. Умела она.
- Да что за глупости? Она в тебе. Как спички в коробке.
- Я давно перестала ей быть – устало сказала Анка – Давно.
-Давай сыграем ночной джаз. Нет, не для нас… - начал напевать он, направляясь к двери.
- Вань, прекрати.
- Где даже кружек с чаем нет, не говоря о понимании! – его голос звучал из соседней комнаты.
Анка села на кровать, поджала ноги и одела очки. Снова раздался стук. Печатная машинка исправно выбивала текст, чуть завышая букву «а».
- Давай сыграем ночной джаз! – раздалось громче.
Анка вздохнула. Ей на глаза попался спичечный коробок.
- Пусть будет все, как в прошлый раз! – к голосу присоединилась гитара.
Сжав картонный коробок в кулаке, Анка закрыла глаза и прислушалась. В ее сознании стали возникать образы.
И вновь раздались звуки печатной машинки. На чистом, чуть желтоватом листе, появились строчки. Закусив губу, Анка что-то с остервенением набирала, словно боялась не успеть на поезд. Последний удар…
Забрав лист, она направилась к двери.
- Давай споем с тобой наш джаз…
Она вошла в комнату. Лампа в духе двадцатого столетия тускло светила.
Он сидел на стуле, спиной к двери, зажимал струны и играл аккорды.
- Давай споем…
- Новую песню.
- Что, прости?
- Новую песню.
Он повернулся и вопросительно посмотрел на нее: радостную, в свободном сарафане. Анка протянула лист с текстом.
- Тридцать две спички? – он засмеялся.
- Ничего смешного.
- Ты забыла снять очки.
- Тридцать две. Там про осень.
- Ты даже знаешь, что за окном осень. А я думал, что совсем потерялась в своих иллюзиях.
Анка стояла, постукивая пальцами по спинке кресла.
Он читал, напевая себе под нос.
- Знаешь, а я тебя обманул – внезапно сказал он и протянул ей бумагу – В коробке было на одну спичку больше. Они что-то напутали на фабрике. Тридцать три.
Она улыбнулась и сняла очки. Она стояла возле кресла, чуть щурясь.
- Ты все специально придумал?
- Нет. Просто дай всем мирам в твоих глазах возможность жить – он зажал струны и стал играть.
Категория: Рассказы Автор: Надежда Лайне нравится 0   Дата: 20:08:2012


Председатель ОЛРС А.Любченко г.Москва; уч.секретарь С.Гаврилович г.Гродно; лит.редактор-корректор Я.Курилова г.Севастополь; модераторы И.Дадаев г.Грозный, Н.Агафонова г.Москва; админ. сайта А.Вдовиченко. Первый уч.секретарь воссозданного ОЛРС Клеймёнова Р.Н. (1940-2011).

Проект является авторизированным сайтом Общества любителей русской словесности. Тел. +7 495 999-99-33; WhatsApp +7 926 111-11-11; 9999933@mail.ru. Конкурс вконтакте. Сайты региональной общественной организации ОЛРС: krovinka.ru, malek.ru, sverhu.ru