Olrs.ru / Конкурс
КОНКУРС

Регистрация

Логин

Пароль

забыли пароль ?




Конкурс №14 коротких рассказов и стихов
Конкурс закрыт. Дата подведения итогов и оглашения победителей будет объявлена дополнительно. Спасибо всем участникам!











Дед Мороз и Толик


Новогодняя ночь – волшебство, родом из детства! Ах, какая она всегда красивая! И… вкусная! Эта морозно-апельсиновая свежесть, с тёплым привкусом шоколада! А эти пузырьки! Да-да, сначала они лимонадные, снующие в детских кружечках и норовящие выпрыгнуть из них. А потом, когда новогодних ночей становится всё больше, они, в прозрачных бокалах на высоких тонких ножках, солидно и плавно стремятся вверх, выталкивая на поверхность кусочек шоколада, брошенный в шампанское взрослым уже, но наивно и, по-детски, верящим в чудо человеком. И… ёлка! Тут уж не имеет значения возраст. Ёлка, она для всех, она ради всех! И седовласые, а то и лысеющие дяди и вихрастые пацаны, и тётеньки и девчонки, дедушки и бабушки, все суетятся у ёлок. И все чувствуют себя равными, ну или почти равными. Все таинственно подмигивают друг другу, будто знают что-то такое, разэтакое, но никому об этом. Секрет! И чтобы случайно не проболтаться, и старшие и младшие, нарядив зелёную красавицу подобающим во всех отношениях образом, закутавшись потеплее, вываливаются во двор.
Улицы новогодней ночью тоже замечательные! Ещё днём стылые и неуютные городские улицы, по мере всё более сгущающейся темноты, теплеют от зажигающихся, по очереди, фонарных шаров. И в их сказочном свете вдруг оживают, спавшие днём, фигурки ледяных городков и слепленные ребятнёй снеговики. Со всех концов городка люди этой ночью идут в одно и то же место, на центральную его площадь. На дорогах, ведущих к ней, то и дело слышатся смех и крики ребят мечущих снежки друг в друга и в подвернувшихся под горячую руку прохожих. Иногда их любимые взрослые заливаются звонкими песнями. Даже гармошка, под чьими-то озябшими пальцами, поёт что-то залихватское. И мороз-то уже не мороз, а дружески пощипывающий носы, щёки и уши, бодрящий морозец. Да и ветер лишь вьюжит слегка.
И вот, отряхиваясь от снега, и хватаясь друг за друга, дабы не упасть на наезженной уже кем-то ледяной дорожке, весёлые компании влетают на площадь и замирают, восторженно задирая головы. Ну, если честно, головы задирает ребятня (взрослым и так всё видно), но не в этом же дело. Посреди заполненной людьми площади, грациозно и величественно, сияет гирляндными лампами большая ёлка! Лампы, мигая поочерёдно, разноцветно отражаются в ледяных фигурках зверушек и сказочных персонажей. И от этого их перемигивания, как-то особенно празднично. Накатавшись с горки, наигравшись, насмеявшись и напевшись вволю, все спешат домой, к теплу и праздничным столам.
Новогодние столы – это тоже сказка! Скатерть самобранка, и та не всегда может похвастать таким изобилием. Всё самое вкусное, имеющееся в доме, хранимое специально для праздника, прожарившись, пропарившись и умастившись соусами, подаётся в эту ночь. Хозяйки, гордо оглядев дело рук своих, приглашают всех к столу. Ребятишки садятся отдельно, без взрослых. Сладостей и вкусностей у них, как игрушек на ёлке. Украдкой стукнувшись кружками с лимонадом, совсем как взрослые, они смеются и поздравляют друг друга.
А ближе к полуночи дети отправляются в мягкие кроватки спать. Ведь только к спящим, к ним придёт (так говорят взрослые) настоящий дед Мороз и незаметно, даже для мам и пап, положит под ёлочку подарки для них. Ах, эти взрослые! Такие невнимательные. Эти мысли засыпают вместе со своими маленькими хозяевами. Дети спят. Но не все…

* * *

В домике было тепло. Ледяные стены его сдерживали свистящий снаружи ветер и вспыхивали разноцветными огнями. Площадь была уже пустой, Новый год праздник домашний. А Толик, уже в который раз, встречал его здесь. Огромная городская ёлка была теперь только его. И площадь, и ледяные постройки на ней. И даже гирлянда сверкала ему одному. Мальчишка достал из-за пазухи половинку очищенного мандарина и, отломив дольку, с наслаждением положил её в рот. Если её не сразу разжёвывать, а сначала подержать во рту, удовольствия больше, да и на дольше хватит. Никого не будет ещё около часа и надо растянуть на это время праздничное угощение.
Вторую половинку Толик скормил сестрёнке Олечке, укладывая её спать. Погладив сонно сопящую сестру по белокурой головке, он заглянул в зал. Мать с отцом уже спали, уронив головы прямо на стол. В пепельнице, стоявшей среди пустых бутылок, ещё дымился окурок. Подойдя к столу, Толик сложил лежавшее рядом полотенце и положил его маме под голову. «Эх! Непутёвые вы мои!» подумал он и, взяв из пепельницы два больших окурка, пошёл одеваться.
Шагая к площади, мальчик, вглядываясь в весёлые лица идущих навстречу, с грустью вспоминал об ушедшем, кажется уже навсегда, времени. Это сейчас все так плохо. А ещё три года назад они все вместе, за одним столом, встречали очередной Новый год. Бабушка и мама целый день провели на кухне. Только что появившаяся на свет Олечка мирно посапывала в кроватке. А мужики занимались самым главным – устанавливали и наряжали ёлку. Правда им помогал их сосед и лучший Толькин дружок, Славик. Они со Славкой были не только соседи, но и одноклассники. Дружили крепко, делились всем, друг за друга горой стояли. Настоящим другом был Славка. В тот год он Толику ножик перочинный подарил. Ножиком этим он гордился, дорожил им очень. Пять лезвий, ножнички, шило и штопор. Славкин папа из Германии его привёз. Сбоку на ноже листик был выгравирован. Знатный ножик, дорогой наверно. Но дружба всё-таки дороже. Встретили Новый год весело. А утром Толик под ёлкой обнаружил замечательный подарок – немецкую железную дорогу. Толик о таком подарке и не мечтал даже. В магазине таких давно уже не было. Но папа где-то нашёл. Хороший был Новый год, последний хороший. Славик утонул тем же летом. Он хорошо плавал. Говорили, ногу свело. Тольке будто руку отрубили. Так и ходил с одной рукой.
А через месяц умерла бабушка, сердце остановилось. Мама тогда сильно изменилась, постарела. Но и на этом беды их не кончились. Папа на работе попал под сокращение. Вот тогда и началось самое страшное. Ежедневные ссоры между родителями отдалили их друг от друга и от детей. А потом они помирились, стали запираться на кухне, долго говорили о чём-то и выходили улыбаясь. Даже пели что-то. Толик обрадовался сначала, но мама с папой его почти не замечали. На кухне стали появляться пустые бутылки, пепельница всегда была заполнена окурками, всё пропахло дымом. Иногда родители спали прямо за кухонным столом. Нет, они ещё помнили о детях, но вряд ли уже нуждались в них. Мама заботилась об Олечке, ещё кормила её, купала иногда. Но уже не обнимала и почти не целовала. А Толик научился жить сам. Если сестрёнку ещё замечали, то его просто перестали видеть…
– Эх, Славка, Славка! – частенько разговаривал с другом мальчишка – Ну зачем ты утонул? Ты же как рыба плавал, за тобой не угнаться было. Как же вышло так? – Толька горько вздыхал.

* * *

Вот и сейчас, стоя в ледяном домике и стуча ногой об ногу, Толик дышал в озябшие ладони и разговаривал с невидимым дружком:
– С тобой бы я не пропал, Славик. А так что же – одному-то? Совсем плохо одному. Помнишь ножичек твой немецкий, что ты мне дарил? Отобрали старшеки, неделю назад. Ты не подумай ничего. Я дрался, как никогда ещё не дрался, за нас двоих. Я бы умер за твой подарок. Да и умер почти – сознание потерял. Эх, был бы ты рядом!
А дома-то как плохо! Папка с мамкой пьют не просыхая. Совсем плохие стали. Из дома выносят всё и продают. Отец даже железную дорогу мою давно уже унёс. Ольку кормить забывают, про себя и не говорю. Да и сами не едят почти, пьют и курят. Я, Славик, тоже курю теперь. Начал от злости, а сейчас привык уже.
Толя достал окурок, взятый им из родительской пепельницы, и закурил. Вдохнув дым и холодный воздух, он закашлялся.
– Кха! Зараза какая! Дождешься, брошу! – мальчишка со злостью посмотрел на окурок, засунул в рот ещё одну мандариновую дольку и продолжил:
– Эх! Сла-а-вка! Как чуда хочется. Чтобы всё вернулось хочется, чтобы как тогда, в наш с тобой последний Новый год. И… папка с мамкой…чтобы…
Толик швырнул окурок под ноги, затряс обожжёнными пальцами и вдруг заплакал.
– Не бывает чудес, друг! Не бывает чудес! Не бывает!
Вдруг, во входном проёме домика встал Славик. Он улыбнулся и исчез в снежном вихре. Толик вылетел на площадь, но никого рядом не было. Вдалеке уже показались насидевшиеся за праздничными столами. Покрытый изморосью мальчишка выдохнул:
– Не бывает чудес. Ладно, домой пора. Олька может проснуться, да и зябко.
Он брёл не поднимая головы, как съёжившийся замерзающий воробей. Мимо шли весёлые и счастливые. Но Толик знал, его не замечают. Ну и пусть. Вдруг он почувствовал на плече чью-то руку. Не ожидая ничего хорошего, скосил глаза на плечо и увидел большую красную рукавицу.
– Малыш! А ты почему один? – пробасил дед Мороз.
– Нехорошо одному. Скучно одному и неправильно.
– Неправильно?! – вдруг взорвался Толик – А людей обманывать правильно? А ряженым ходить правильно? От деда Мороза чуда ждут. Можете чудо сделать? То-то же! Не бывает чудес. А! Да ладно.
Молча мальчишка пошёл дальше.
– Ну ряженный, так ряженый – загудел бородач – а подарочек-то всё же возьми.
Толик замер от неожиданности. Никто, давно уже, ничего ему не дарил. Он медленно повернулся. А дед Мороз уже развязывал мешок и приглашающе махал рукой. Любопытство всё же взяло верх и мальчик подошёл к мешку.
– Ну, выбирай, не стесняйся – и шёпотом – Я думаю, ты что-нибудь интересное здесь обязательно найдёшь.
Бородач довольно похохатывал. Мальчик осторожно заглянул в мешок и… замер. На самом верху груды подарков лежала детская железная дорога – та самая.
– Можно? – прошептал Толик, показывая на красочную упаковку.
Дед Мороз достал железную дорогу из мешка и протянул ему:
– С Новым годом, малыш!
Толя стал разглядывать подарок, и чуть не вскрикнул. Сквозь прозрачную упаковку, среди миниатюрных вагончиков и паровозика он разглядел перочинный ножик с выгравированным листиком. Мальчик стоял и молчал. Предательская слеза уже готовилась выскочить на щёку. А дед Мороз достал из мешка куклу и со словами: – Это сестрёнке – вручил её Толику. Завязав мешок, взвалив его на плечо, он чинно пошагал к площади. Сквозь басистый хохот Толик услышал: – Ряженый, ишь ты!

* * *

Прижимая к курточке немецкую железную дорогу, по улице бежал мальчишка и повторял:
– Есть чудо! Есть! А вдруг и мамка с папкой…? Есть чудо, Славка! Есть!







Категория: Рассказы Автор: Юрий Розовский нравится 1   Дата: 17:11:2011
Пользователи которым понравилась публикация
Шалимова Лариса


Председатель ОЛРС А.Любченко г.Москва; уч.секретарь С.Гаврилович г.Гродно; лит.редактор-корректор Я.Курилова г.Севастополь; модераторы И.Дадаев г.Грозный, Н.Агафонова г.Москва; админ. сайта А.Вдовиченко. Первый уч.секретарь воссозданного ОЛРС Клеймёнова Р.Н. (1940-2011).

Проект является авторизированным сайтом Общества любителей русской словесности. Тел. +7 495 999-99-33; WhatsApp +7 926 111-11-11; 9999933@mail.ru. Конкурс вконтакте. Сайты региональной общественной организации ОЛРС: krovinka.ru, malek.ru, sverhu.ru