Olrs.ru / Конкурс
КОНКУРС

Регистрация

Логин

Пароль

забыли пароль ?










---






Ночка

Этот рассказ основан на реальном событии, которое произошло в конце зимы 2011 года на окраине г. Красноярска, где мне посчастливилось жить и работать в конце 50-х
вначале 60-х годов 20 столетия, куда меня млодого специалиста направили работать на реконструкцию железнодорожной магистрали Москва - Байкал из г. Таганрога.

Когда-то в далёкие времена, примерно сто лет тому назад, в сибирской тайге у живописного озера, располагалась заимка одного богатого купца-гуляки.
На заимке постоянно проживала прислуга. Она ухаживала за лошадьми, коровами, сворой охотничьих собак, работала на корчевании деревьев, отвоёвывая у тайги гектары плодородной земли под пашню, занималась рыбалкой, охотой, сбором мёда и другими необходимыми работами.
Сам же хозяин проживал в городе, а сюда наезжал с большими шумными компаниями на охоту и отдых.
После удачного промысла, да и не очень удачного тоже, пир шёл горой, шум – по всей округе, спиртное текло рекой. Да и слёз у подневольных – не меньше.
После установления в Сибири Советской власти, его на заимке больше никто не видел. Наверное, с отрядами Белой гвардии ушёл в Китай, а, может быть, подался в Европу.
Бывшая частная заимка перешла государству. Её преобразовали в артель.
С каждым годом увеличивалось общественное хозяйство: прирастали объём производства, поголовье скота, расширялись земельные угодья, больше стали заготавливать леса, росли, как грибы, частные рубленые избы.
Да и город наступал. Всё ближе и ближе подкрадывались к артельным владениям двухэтажные деревянные, а потом уже и кирпичные, жилые дома и административные здания.
В пятидесятые годы прошлого столетия в Сибири развернулись великие стройки. Возводились фабрики, заводы, домостроительные комбинаты, мощные гидроэлектростанции, тянули ЛЭПы высокого напряжения, вели полную реконструкцию железнодорожной магистрали от Москвы до Владивостока.
С появлением большого количества людей, возводилась и социальная сфера. Особое внимание уделялось строительству школ, детских садов, магазинов, клубов рабочей молодёжи, столовых.
Работа кипела и днём, и ночью, и летом, и зимой.
Сибирское лето, хотя и короткое, но очень тёплое, а иногда и даже жаркое.
Бескрайняя вечнозелёная тайга, наполняя горячий воздух прохладой леса и ароматом хвои, спасала строителей от жары и зноя.
Вдоль железнодорожной насыпи, маня тёмно-красными ягодами, качались ветки густых кустов малины. Трудно было удержаться от такого соблазна.
Чуть дальше от дорожного полотна, в самом лесу, в укромных местах, среди густых
деревьев, водилось множество различных грибов и ягод, а в кедраче - вкусных орехов.
Гордость сибирской тайги – черемша, которая спасает местное население от цинги, а в трудные годы - и голода. Особенно это проявилось в годы Великой Отечественной войны.
В кронах деревьев пели невидимые птицы, наполняя души людей и окружающее пространство божественной музыкой.
На болотах и озёрах со своими многочисленными выводками паслись счастливые перелётные птицы. На берегу, в густой траве, как на посту, затаив дыхание и внимательно всматриваясь в зеркальную гладь воды, охотились журавли и цапли.
Воздух наполнен мириадами мошкары, комаров и других насекомых.
Только к концу лета атмосфера очищается от гнуса, становится чистой и прозрачной.
С наступлением осени природа постепенно преображается. На зелёных листах деревьев появляются первые жёлтые крапинки, которые медленно расползаются и обволакивают всю их поверхность.
Смотришь на белоствольную берёзку в ясный солнечный день, на её нерукотворную красоту, и душа замирает в нежной грустной истоме, как будто каждый её листок выткан из сусального золота.
За лето птенцы перелётных птиц выросли,
окрепли, набрались сил и теперь вместе с родителями собираются на озёрах в огромные стаи, ведут между собою перед дальней дорогой на юг бурные беседы.
Опытные папы и мамы объясняют своим молодым отпрыскам правила поведения в полёте.
Когда видишь, как птицы, вытянувшись клином, цепью, караваном, пролетают над твоей головой, ощущаешь двоякое чувство: с одной стороны, ты понимаешь и радуешься, что они, улетая на юг, спасаются от предстоящих крепких сибирских морозов, а с другой – всё-таки эти отряды пернатых покидают свою замечательную родину, где они родились и выросли, превратившись в прекрасные создания.
Смотришь на них и нежно им машешь рукой,
желая счастливой дороги. В такие минуты в груди ощущается биение сердца, на глаза наворачиваются слёзы…
Свои ведь улетают, родимые…

Но вот и зима пришла – суровая, снежная, морозная. И очень длительная. Снегу намело по пояс, морозы с каждым днём всё круче и круче, и к середине зимы достигают сорока градусов и ниже. Озёра, болота, реки покрываются толстым ледяным панцирем, а сверху ещё и глубокими сугробами.
Выходишь утром из дома на работу, сразу окунаешься в промёрзший воздух, который затрудняет дыхание и обжигает лицо.
Вокруг – звенящая тишина. Это иней оседает на землю, да гудят, словно пчелиный улей, на опорах, вытянутые в струнку морозом телеграфные провода.
Да вдруг где-нибудь сучок хрустнет…
Такой мороз работающему человеку переносить несложно, но если потянет «Хиус» (это небольшой ветерок), тогда – держись. Всё лицо горит, нос, щёки, подбородок становятся белыми, но ты этого уже не чувствуешь, пока кто-нибудь тебе не подскажет или не войдёшь в помещение. И тут же, через минуту – другую опять чувствуешь жгучую боль. В таких случаях хватаешь рукавицу и начинаешь лихорадочно растирать проблемные места. Вскоре боль отступает, на лице появляется румянец, а в глазах – стеснительные слёзы.
Если вовремя не принять мер, то можно получить серьёзные ожоги.
В такие дни отменялись занятия в школах.
Железнодорожные связисты, работавшие на путях, спасались горячим чаем. На запасном пути стоял пассажирский вагон, в котором проводница постоянно топила котёл, а в «Титане» готовила горячий чай.
Люди по очереди приходили сюда на пятнадцать-двадцать минут. Согревшись и передохнув, они снова выходили на объект, подменяя своих товарищей.
На старых марках электрических кабелей жилы были покрыты резиновой оболочкой, но с полной реконструкцией дороги, с новыми устройствами автоматики и связи пришли и новые электрические изорированные провода – СШВБ, что означает: сигнальный, шланговый, виниловый, бронированный.
Когда монтажники приступали к зачистке изоляции жил, начинались мучения. Хлорвиниловая оболочка на морозе становилась крепкой как кость. Эту работу можно выполнять только голыми руками, без рукавиц. Пока подготовишь хотя бы одну жилу к прозвонке – пальцы на руках становились белыми.
Спасали только шубенки. Шубенки – это меховые рукавицы, сшитые из старых списанных полушубков. Похожи они были на женские меховые муфты. Засовываешь в них с обеих сторон ладони и начинаешь их интенсивно тереть. Пальцы согреваются и начинают отходить, можно продолжать работу.
Рабочий день длился по восемь – десять часов, а то и больше. Работы велись до тех пор, пока не заканчивали запуск запланированного объекта.
Бросать незаконченный объект невозможно, так как все работы по переключению со старых систем автоматики на новые, проводились под непрерывным движениям поездов.
Ведь это единственная магистраль, которая соединяет Европейскую часть нашей огромной страны с Дальним Востоком. Грузовые и пассажирские поезда шли непрерывным потоком.
Если, не дай бог, задержать хотя бы один поезд на минуту, следом бы выстраивалась целая вереница составов, ломался бы весь сетевой график на этом направлении. Ведь для объезда других путей нет.
В сумерках и ночью работали при свете ручных аккумуляторных фонарей, но, когда запускали сигнальную точку, пользовались уже электрической переноской.
К встрече нового 1960 года весь план по вводу новых устройств в эксплуатацию на участке был успешно выполнен. Крепче затянув последнюю контргайку в релейном шкафу, на светофоре загорелся зелёный свет.
Путь свободен. Время – вперёд!

Много лет промелькнуло с тех пор. Полвека уже пролетело. Много чего изменилось в жизни людей. Да и в природе тоже.
Когда-то бывшая глухая таёжная заимка теперь является пригородом большого города.
Суровые зимы сменились мягкими, крепкие морозы – слабыми, на многих озёрах и болотах зимою образуются полыньи.
Однажды дети, возвращаясь из школы домой, увидели на озере в полынье небольшую стайку уток.
Между ребятами разгорелся спор. Девочки шумели, что это домашние, а мальчишки, ставя из себя бывалых знатоков-охотников, пытались доказать обратное.
- Откуда могут взяться зимою у нас дикие утки? – с жаром спрашивала Света у Вовки, ведь они ещё прошлой осенью все улетели на юг, а у нас они могут замёрзнуть. Да и питаться чем они будут? Эти утки домашние, местные, с какого-то двора сюда пришли, их, наверное, хозяйка уже разыскивает.
- А я тебе говорю – нет! Эти утки дикие и никто их не разыскивает, разве что лиса-плутовка,- парировал Вовка.
И они всей гурьбой, с шумом и гамом, ловко сбежали с асфальтовой дороги вниз на берег.
Следом за ними с громким лаем, прыгая от радости, устремилась и Ночка.
Ночка – это очень добрая, ласковая и умная собака. Года три, как она прибилась к их двору. Вся эта ватага ребят жила со своими родителями в одном и том же стареньком двухэтажном деревянном доме, да и учились в одной школе. Дети полюбили собаку, да и взрослые тоже.
Мужики соорудили ей большую и тёплую конуру, надели на неё красивый ошейник - пусть все видят и знают, что и у неё есть хозяин.
Хотя на хозяина Ночки и претендовал весь дом, она от этого была только счастлива.
Каждое утро она провожала детей от дома до самой школы, а после занятий, встречая их дружеским лаем, сопровождала домой.
Утки, услышав шум приближающихся детей, насторожились, а потом удалились подальше от берега.
Дети, поспорив ещё какое-то время, поглядывая в сторону пернатых, наконец, направились домой.
Вовкина квартира находилась на втором этаже, с окнами на озеро. Быстро поднявшись по лестнице, он крикнул с порога:
- Ба, там, на озере, утки дикие. Уже прилетели. Не веришь, посмотри в окно, у полыньи сидят, наверное, голодные, есть хотят.
- Внучёк, не может быть, ведь рано ещё,- и она, подойдя к окну и обняв внука за плечи, взглянула на озеро.
Там, действительно, на льду, у полыньи копошилась стайка перелётных птиц.
- Господи, и правда. Откуда же они взялись?- прошептала бабушка.
Она недоумевала, как могли оказаться у них в феврале месяце дикие утки.
- Может быть, какие-то слабые или больные, которые не смогли бы осилить далёкий путь на юг, как всем известная «Серая шейка», волею судьбы остались здесь на выживание?
А может быть это самые смелые и отважные? Учитывая то, что в последние годы зимы у нас стали намного теплее, они решили провести такой эксперимент, чтобы в дальнейшем не тратить напрасно силы на опасную долгую дорогу, - рассуждала старушка, глядя в окно на птиц.
- Ба, а можно я немного им крупы побегу посыплю – обратился к бабушке Вовка.
- Нет, мой сладкий, сначала сам поешь, а потом можно будет и погулять.
- Бабушка, пожалуйста, я быстро…
- Знаю я твоё «быстро», пойдёшь - потом не дозовёшься.
- Честное слово, бабушка…
- Ладно, так уж и быть, под честное слово. Вот тебе пакет, а вот - разные крупы, бери всех понемногу, кто их знает, какие у них любимые блюда.
-Только будь осторожен, на лёд не выходи, сыпь у берега.
- Хорошо, бабушка, я так и сделаю.
Вовка быстро оделся, схватил пакет с провизией для пернатых и полетел на озеро. Следом за ним вприпрыжку побежала Ночка.
Когда они появились на берегу, там уже стояла толпа зевак: и взрослые, и дети.
Мальчик открыл пакет и стал разбрасывать корм. Но у него это не очень хорошо получалось. Выручил дяденька. Он взял пакет и с силою рассеял его содержимое по льду поближе к птицам.
Подошла молодая женщина с полной сумкой продуктов. Она достала батон хлеба и вместе с мужчиной, разломав его на мелкие части, разбросали по льду поближе к полынье.
Пернатые насторожились и к корму не подошли.
- Ребята, давайте отойдём подальше, к самой дороге, а то они нас боятся,- кто-то выкрикнул из толпы.
Все медленно и с неохотою попятились назад.
Птицы подплыли к кромке льда и, вытянув шеи и смешно склонив головы набок, стали всматриваться в берег, где стояли люди.
Наконец, осмелев, они вышли на лёд. Подойдя к угощению, они начали кушать.
Публика на берегу от радости громко закричала «Ура!» и захлопала в ладоши.
Стайка опять насторожилась. Люди поняли свою оплошность и притихли.
Ночка тоже успокоилась, усевшись рядом с Вовкой. Прижавшись к его ногам, она внимательно смотрела в сторону полыньи.
Утки продолжили трапезу.
Так у птиц зарождалось доверие к людям. А люди с большой любовью относились к этому чуду природы. Буквально все, кто проходил мимо, никогда не оставались равнодушными. Хоть на минуточку, но задержатся, хоть чем-то, но покормят.
Особенно в этом преуспевала ребятня из близлежащих дворов.
Вовка уже третий день пропускал школу по уважительной причине. Он заболел. Поднялась температура, замучил сильный кашель. Утром приходил доктор, осмотрел, прослушал, выписал нужные лекарства. А ещё сказал, что если будет слушаться взрослых и соблюдать постельный режим, скоро поправится, страшного ничего нет, обычная простуда.
- Да,- признался Вовка: мы играли в футбол, мне стало жарко, хотелось пить, вот я и стал утолять жажду снегом.
Доктор и бабушка пожурили больного мальчика, а он в свою очередь пообещал больше такого никогда не делать.
Врач ещё раз объяснил, как правильно принимать лекарства и, пожелав выздоровления, ушёл.
А бабушка, собираясь в город в аптеку, наказала внуку:
- Вова, я сейчас поеду в город за лекарствами, а ты ни в коем случае не выходи из дому на улицу. Кушать у тебя всё есть в холодильнике, чайник на плите. Будь умницей, ты же у нас большой мальчик.
Наказав строго настрого внуку сидеть дома, бабушка уехала.
Вовка рос хорошим, послушным и очень ласковым ребёнком. Он ходил во второй класс, учился хорошо: на четыре и пять. Но был он и большим непоседой. Он не мог долго сидеть за уроками, читать книжку, играть со своими игрушками. Это, наверное, глядя на таких детей, как он, народ сочинил поговорку: «наш пострел везде поспел».
Когда бабушка уехала, Вовка совсем заскучал. Родители на работе, придут поздно. Бабушка тоже нескоро.
Он разогрел чайник и попил чаю. Потом подошёл к полке, взял первую попавшуюся книжку рассказов и стал листать, просматривая её картинки. И вдруг на одной из них он увидел, как в полынье плавает напуганная уточка, а к ней крадётся хитрая рыжая лисица.
- Как же я забыл! Это доктор меня отвлёк, да и сам я хорош. Сижу, пью чай, а про птиц даже не вспомнил,- ворчал Вовка, как его старенькая бабушка, быстро торопясь к окну.
За окном простирались: хмурый холодный день, безлюдная улица, пустой берег озера. Дул порывистый ветер.
- Как же там утки, они ведь голодные? Их надо обязательно покормить,- переживал Вовка.
Он быстро надел тёплые кожаные сапоги, тёплый комбинезон, кожаные меховые варежки и, прихватив батон хлеба, быстро полетел к озеру. Ночка с лаем и визгом помчалась следом.
Вовка, ломая батон на мелкие кусочки, бросал их на лёд, но птицы боялись к ним подплывать.
Тогда он, забыв про все наказы бабушки, пошёл по льду к полынье, где плавали птицы. Он нежно подзывал к себе уток, бросая им хлеб прямо в воду.
И тут случилась беда. Мальчик поскользнулся, лёд треснул и развалился. Вовка оказался в ледяной воде. Ветер относил его от берега. Ночка, испугавшись, бегала по хрупкому льду и громко лаяла. Она даже пыталась прыгнуть в холодную воду, но, наверное, поняв, что этим она мальчишке ничем не поможет, продолжала изо всех сил лаять, пока не отказал голос.
Тогда она, усевшись на берегу и подняв высоко голову, как это делают волки, завыла на всю округу.
По улице ехала «Аварийка» местного энергоремонта. Она остановилась у опоры, на которой был оборван электропровод. Выйдя из машины, бригада ремонтников услышала пронзительный вой собаки.
- Мужики, вы слышите, как где-то воет собака?
- Это не к добру, у кого-то случилась беда,- тихо произнёс бригадир. И все стали осматриваться по сторонам.
- Я её вижу,- громко крикнул один из рабочих, поднявшись на опору:
- Она у озера, там действительно что-то случилось. В полынье, где плавают утки, по-моему, человек тонет.

Бригадир, схватив верёвку и шест, бросился на зов собаки. Остальные следом.
Ночка, услышав топот людей, ринулась им навстречу. Подскочив к ним, она вновь громко залаяв, понеслась обратно впереди всех в сторону попавшего в беду мальчика. Рабочие, подбежав к полынье, увидели в ней тонущего ребёнка. Бригадир, быстро сбросив с себя тяжёлый пояс монтажника и обвязавшись верёвкой, осторожно пополз по хрупкому льду к воде.
Из полыньи еле слышно подавал голос перепуганный мальчик. Он, благодаря своему комбинезону, не успевшему пропитаться водой, держался на плаву.
- Не бойся, мальчик, и не плачь. Всё будет хорошо. Я сейчас подам тебе шест, а ты постарайся взяться за него ручкой,- обратился к ребёнку новоиспечённый спасатель.
- Так, так, молодец, хорошо. Ещё чуть-чуть,- подбадривал мужчина мальчишку, а сам осторожно тащил на себя шест:
- Тебя как зовут?
- Вовка…
- А меня дядя Гриша, вот и познакомились.
Когда Вовка упёрся в кромку льда, дядя Гриша осторожно вытащил его из воды, растёр ему замёрзшие ручки и, надев на них свои варежки, потащил мальчишку по льду на безопасное место, туда, где их ждали рабочие.
Вовке оказали первую необходимую помощь. Его освободили от мокрой одежды, закутали в тёплый полушубок и, напоив горячим чаем из термоса, под радостный лай Ночки, отнесли домой, где его уже ждала с лекарствами перепуганная бабушка.

Хорошо, когда всё хорошо кончается…

Категория: Рассказы Автор: Валентин Уточкин нравится 0   Дата: 28:10:2015


Председатель ОЛРС А.Любченко г.Москва; уч.секретарь С.Гаврилович г.Гродно; лит.редактор-корректор Я.Курилова г.Севастополь; модераторы И.Дадаев г.Грозный, Н.Агафонова г.Москва; админ. сайта А.Вдовиченко. Первый уч.секретарь воссозданного ОЛРС Клеймёнова Р.Н. (1940-2011).

Проект является авторизированным сайтом Общества любителей русской словесности. Тел. +7 495 999-99-33; WhatsApp +7 926 111-11-11; 9999933@mail.ru. Конкурс вконтакте. Сайты региональной общественной организации ОЛРС: krovinka.ru, malek.ru, sverhu.ru