Olrs.ru / Конкурс
КОНКУРС

Регистрация

Логин

Пароль

забыли пароль ?




Конкурс №14 коротких рассказов и стихов
Конкурс закрыт. Дата подведения итогов и оглашения победителей будет объявлена дополнительно. Спасибо всем участникам!











Василиса

Снова шел снег. Не мелкий, нудный, а настоящий, декабрьский. Такой, когда – снежинки, красивые, на черной перчатке, когда руку подставишь. И каждая снежинка не похожа на предыдущую и тает быстро, превращаясь в капельку.
Василиса шла в гости и радовалась. Радовалась, что сапожки поскрипывают по снегу и ладно сидят на ноге. Радовалась, что щеки покраснели и лицо уже не бледное. И что волосы красиво завила. Постаралась. Шапочку решила не надевать, чтобы не испортить прическу, но шапочку положила в сумочку. На всякий случай. Вообще все было хорошо. И Лариска сказала, что будет интересный молодой человек. Богатый. Лариска даже захохотала.
Василиса проходила мимо продовольственного магазина. Еще было рано в гости, и она зашла в магазин. Выкинули майонез. Все побежали к лоткам, и она тоже побежала и взяла три баночки. Потом все побежали в другую сторону. Там привезли мясо. Говядину. Хорошую. Говядина была нужна. В другой раз Василиса обязательно бы взяла, килограмма два. Но не пойдешь же в гости с мясом. Потом она пошла в отдел «гастрономия» и купила дорогих конфет в красной коробке. Продавщица завернула конфеты в коричневую хрустящую бумагу, а Василиса подумала: «Как аккуратно она заворачивает. Надо бы что-то доброе сказать…» и сказала:
- Спасибо! С наступающим вас!
Продавщица улыбнулась и кивнула.
Часы показывали половину, и надо было спешить. Василиса перешла дорогу и побежала. Мимо остановки, мимо газетного киоска, потом до перехода. «Лишь бы не поскользнуться».
Когда до Ларискиного двора добежала, пошла медленно. Даже остановилась. Надо было отдышаться. «Чего ж бежала так?...»
В подъезде из сумочки вытащила маленькое зеркальце, посмотрелась. Глаза блестят, губы пунцовые. Около двери остановилась, а за дверью смех, и голос мужской гудит. И что-то стало боязно. От неизвестности, там за дверью. Но что - же делать?... Да ничего! Звонить надо! И она нажала кнопочку звонка.
«Ну, наконец-то!... Наконец-то дошла! А что ты красная такая? Давай, давай, раздевайся!» Лариска суетилась. А в комнате затихли и уже не слышно энергичного баритона. Потом вышел Анатолий, Ларискин муж. «Что-то ты долго… мы уж заждались…»
И надо было запереться в ванной, отдышаться, успокоить дыхание. А то, что это? Прямо смотрины какие-то! В зеркало глянула, лицо раскрасневшееся, щеки горят, челочка взмокла. Намочила руки в холодной воде и к щекам. «Успокойся Василиса… успокойся… чего ты как девочка семнадцатилетняя? Успокойся. И вправду, чего это я?… Разволновалась…» И решительно открыв дверь, вошла в комнату. Там Анатолий хохотал и другой что-то говорил. А Василиса видит только того, другого. Черный, бородатый, сидел в кресле, расставив коленки. В руках держал рюмку водки. Не поднялся, когда вошла Василиса, просто сидел и смотрел. Глаза, влажные, неприятные. И у Василисы сразу опустились руки. «Богатый… вот ты, какой…»
А потом стали знакомиться, но ей уже было все равно.
-Сурен Вартанович! – сказал Анатолий.
-Не надо Вартанович. Просто Сурен, - бородатый говорил без акцента. Потом засмеялся и животик у него всколыхнулся. Он ей не понравился. Совсем. И рука у него была потная, и под мышками – темно. «Вспотел… боров» А боров похохатывал и пил. И глаз своих не сводил с нее. А она опустила спину, ссутулилась, ковырялась вилкой в тарелке с салатиком. «Все равно,… что перед ним выгибаться…» И не замечала Ларискиных злых глаз. «Ну не умею я… не умею…»
-Чего не умею? – Она не заметила, что сказала это вслух. И чувствовала, что голова начинала наливаться тяжестью. «Наверное, заболела…» Рядом бархатисто бубнил бородач, ему поддакивал Анатолий.
-Василиса… Можно тебя, на минуточку… - Лариска махнула головой в сторону кухни. И рот поджала.
Конечно можно. Но Ларискины глаза не предвещали ничего хорошего. Она прикрыла дверь, когда Василиса зашла на кухню.
-Ты что выделываешься? А? Что ты из себя корчишь?
Василиса молчала.
-Мы значит, вечер устроили. Человека пригласили… хорошего! Заметь! А она, видите ли – недотрога. Сидит, как … я не знаю кто!
Ну не скажешь же ей, что зря позвали. И что раскалывается голова. И от этого все как в тумане. Наверное, грипп. Который подхватываешь внезапно, неожиданно и болеешь потом долго. Лучше бы простуда…
-Хоть бы улыбнулась этому… Аваку Суреновичу… тьфу! Сурену Вартановичу… - Лариска захохотала.
И почему так бывает? Ждешь, готовишься, бежишь с радостным чувством, и видишь совсем не то, ну совсем не то! Не то, что ожидаешь, и настроение падает. А еще эта простуда… или грипп…
- Да ты слушаешь меня? Эй?
Смешно когда тебя называют «Эй!». Как чужому человеку. Зачем пришла? Да и не прийти было нельзя. И так - нехорошо, и по другому - плохо. Ах, как раскалывается голова. Ну почему именно в этот день, и почему сейчас?
-Да ты не заболела ли?
-Не знаю. Голова гудит.
-Сейчас я тебя вылечу. – Лариска засуетилась, вытащила из буфета стакан, достала водки, налила, насыпала туда что-то.
-Не надо. Дай лучше аспирину…
-Надо! – Лариска чуть ли не в рот сунула стакан. – Пей, это перцовка.
-Что?
-Ну да, перцовка. Да пей ты, не бойся…
Василиса выпила. Горло обожгло, в нос поднялся запах водки. А Лариска уже сует чашку с водой.
-Что неприятно?
Да, было неприятно, но перцовка действительно помогла. Хотя голова все же немного гудела, стало легче. И все уже стало казаться не таким муторным. Она пошла в комнату.
Бородатый Сурен сразу обернулся. Блеснул глазами.
Глядя на него, сидевшего рядом, накладывавшего ей еду, она подумала, сама не зная толком – почему -то, о мужчине, из овощного магазина, который всегда ей улыбался. Этот тоже улыбался. И у него порозовели щеки. «И что это я так на него окрысилась? Может быть он хороший человек». И Василиса улыбнулась ему. А он налил ей шампанского, и ей подумалось, что не надо бы мешать перцовку с шампанским, но не хотелось казаться недотрогой и портить настроение Лариске. «Будь попроще..», шепнула та на кухне. Да, надо быть попроще. Но как? Как понять – попроще? Сидеть и беспричинно хихикать? Или строить глазки. Зачем? Да и не умею. А бородатый придвинулся ближе и руку закинул сзади нее, на спинку дивана. Она почувствовала запах пота. «Ну вот, начинается!» И стало противно. Василиса выпила шампанского, обернулась к бородачу, и сказала: - Я забыла, как вас зовут? Вартен?... – и засмеялась. Нехорошо так засмеялась. А у бородача сузились глаза, и появился акцент.
-Мэня завут Сурэн!
«Ого, как мы умеем!» Василиса засмеялась опять. Прямо смешинка какая-то попала в рот. «Скорее всего, алкоголь» Она вспомнила лектора на собрании, который много говорил и делал ударение на первую букву в слове «алкоголь». А их отдел сидел в актовом зале на последних местах и угорал от смеха. Витька Хомяков сидел рядом, наклонялся, что-то шептал. Его усы щекотили лицо, и было приятно и смешно. Витька звал в кино, а она отказывалась, а он говорил, что фильм в «Родину» привезли классный, американский. Про ураган и про любовь. И в главной роли, какая-то Миа Фарроу. Василиса незнала, кто такая Миа Фарроу, и могла бы пойти. Но у Витьки было несерьезное лицо и старинное пальто. И она отказалась.
-Вы такая странная.
Она совсем забыла про бородатого. И поэтому повернула к нему голову и посмотрела в глаза. Василиса всегда думала, что так можно узнать человека. По глазам. Но у бородатого глаза были бараньи, влажные и ухмыляющийся рот.
-Я не странная… я как все. – И опять улыбнулась. Приподнялась из дивана, пролезла между столом и диваном, пошла в ванную. Видела удивленный взгляд Анатолия, злой – Ларискин. «А… все равно. Плевать!»
В ванной открыла кран, намочила руки, приложила к щекам. Щеки горели. «Все-таки температура… Плохо это, очень плохо…» Посмотрела на себя в зеркало. Расширенные зрачки. «Дура ты. Пьяная, странная дура». И захотелось домой, в теплую постель. Дверь ванной надавили, выключили свет. «И чтобы оставили в покое…» Василиса вышла из ванной, в коридоре надела сапоги. Молния все не застегивалась, норовила разъехаться. «Только не разъезжайся…» Накинула пальто. Хлопнула дверью и быстрее на улицу. Из темного, вонючего подъезда. Быстрее!
На улице шел снег. Фонарь светил далеко. В свете фонаря мохнатые снежные хлопья бледными штрихами расчерчивали ночную тьму и исчезали, едва коснувшись земли. Даже те снежинки, что опускались на пальто, мгновенно таяли, превращаясь в крупные, прозрачные капли. И Василиса вспомнила о шапочке и о сумке, забытой в гостях. Но возвращаться не хотелось. Она подняла воротник пальто, завязала пояс и вышла из-под подъездного козырька. В ночь, в снег, в пустоту. Ей представилось, что она одна. Одна во всей вселенной. Идет ночью, по темной улице, и по лицу - мокрый снег. Сзади хлопнула подъездная дверь, кто-то бежал. К ней. Стало страшно. Василиса пошла быстрее, потом побежала. Полы пальто били ее по ногам, сапожки скользили. И одинокая, с мокрыми волосами она забежала в какой-то подъезд, поднялась выше. Внизу кто-то открыл дверь, заскрипел сапогами, поднимаясь. Василиса прижалась к чьей-то двери, надавила на ручку, коротко стукнула, рука потянулась к звонку. Снизу уверенно поднимались. Она позвонила.
Дверь открылась. Худой мужчина. Она вошла быстро, нетерпеливо. «Закройте… Быстрее…» Он закрыл. Было темно. Страшно. В подъезде, кто-то ходил. А рядом, чужой мужчина. И руку держит, не выпускает. И запах сигарет. Родных. Как у отца. Василиса медленно вытащила руку из его руки. Посмотрела ему в лицо, показала рукой, чтобы открыл. И когда отпер дверь, ушла. В никуда, в пустоту, в неизвестность. Просто процокали каблучки.
Она пришла домой и сразу же приняла горячую ванну. Потом легла в холодную постель, долго грела ее, и наконец, заснула. Ей приснился отец, который отпер ей дверь, и она прижалась к нему, такому родному, теплому, пахнущему сигаретами. А он гладил ее по голове и говорил: «Что же ты Васька, дурная такая у меня? А? Что же ты…»
Категория: Рассказы Автор: Айгуль Бейсеналина нравится 0   Дата: 20:03:2013


Председатель ОЛРС А.Любченко г.Москва; уч.секретарь С.Гаврилович г.Гродно; лит.редактор-корректор Я.Курилова г.Севастополь; модераторы И.Дадаев г.Грозный, Н.Агафонова г.Москва; админ. сайта А.Вдовиченко. Первый уч.секретарь воссозданного ОЛРС Клеймёнова Р.Н. (1940-2011).

Проект является авторизированным сайтом Общества любителей русской словесности. Тел. +7 495 999-99-33; WhatsApp +7 926 111-11-11; 9999933@mail.ru. Конкурс вконтакте. Сайты региональной общественной организации ОЛРС: krovinka.ru, malek.ru, sverhu.ru